Общество и профсоюзы

Синатра в Бресте и классика для каждого: наша героиня 75 лет посвятила музыке

Заслуженный деятель искусств, лауреат специальной премии Президента, создатель и бессменный руководитель международного фестиваля классической музыки «Январские музыкальные вечера», почетный гражданин Бреста Лилия Батырева отмечает в этом году важный юбилей – 75-летие своего романа с музыкой.

В беседе с корреспондентом портала 1 prof.by Лилия Григорьевна размышляет о роли искусства не только в своей судьбе, но и в судьбе каждого из нас.

– Вы и международный фестиваль классической музыки «Январские музыкальные вечера» – одно целое. В этом году он прошел в 32-й раз. А с чего все начиналось?

– Когда живешь музыкой, когда она тебя всецело поглощает, ничего придумывать не нужно, все возникает само собой. Немного отклонюсь в сторону – вспомню войну. Я родилась в Минске, летом 1941 года мне исполнилось 7 лет. Папу забрали на фронт в первые дни войны и до сих пор о нем ничего не известно. А мы с мамой оказались в Бресте волею судьбы в 1944-м. Нас пытались вывезти на работы в Германию, но довезли только до Влодавы – самой последней станции на советской территории и отпустили. Мы добрались до Бреста и решили остаться в этом городе. Как-то, идя по улице, я услышала звуки музыки, доносившиеся из одного здания, и зашла. Оказалось, это музыкальная школа, где шли приемные экзамены. Меня тут же прослушали и зачислили. Педагогами были две фронтовички. После школы окончила Брестское музыкальное училище, в котором, к слову, до сих пор преподаю, и консерваторию им. Луначарского. В советские времена в Бресте существовал народный университет культуры, ректором которого была я. Уже тогда мы устраивали выступления многих известных исполнителей и музыкантов. Концерты и стали прообразом фестиваля «Январские музыкальные вечера», который живет и здравствует более 3 десятков лет.

– Как вам удается приглашать на фестиваль знаменитостей мирового уровня?

– Знаете, по характеру я максималистка, привереда еще та, фальши и подделок не терплю. Классика – это совершенство в музыке, она воспитывает в человеке возвышенное. Поэтому стараюсь, чтобы слушатели каждого фестиваля насладились хорошей музыкой. Сам министр культуры нашей страны Юрий Бондарь подчеркнул, что «Январским музыкальным вечерам» присущи высочайший профессионализм и невероятная энергетика, участники фестиваля помогают каждому его слушателю проникнуться очарованием шедевров мировой музыки. В нашем фестивале принимали участие российская оперная дива Елена Образцова,  народный артист РФ  Святослав Бэлза, тенор театра Ла Скала Джанни Моджардино, один из самых изысканных голосов мира итальянец Альдо Капуто и другие.

– Среди других был, к примеру, и Том Синатра, приезд которого в Брест всколыхнул всю музыкальную Беларусь.

– А как иначе, ведь он не только племянник легенды музыкального мира прошлого столетия Фрэнка Синатры, но и виртуозный гитарист, входящий в пятерку лучших в мире. Том объездил с концертами все страны, дает более тысячи концертов в год в одной только Италии.      

– Не могу не спросить о ваших творческих отношениях со Святославом Рихтером и его супругой. Говорят, для них вы по специальному рецепту солили грибы, пекли торт «Наполеон»…

–  Да, солила, пекла, но чаще всего встречала на вокзале с черным хлебом. Святослав Теофилович останавливался в Бресте, как правило, по пути с гастролей на Западе, а там нет черного хлеба, который он так любил. За знакомство с этой творческой, талантливой семьей я премного благодарна судьбе и тогдашнему заведующему филиалом  Брестской филармонии Константину Докукину, который сам побоялся встречать мировую знаменитость и отправил меня – молодую преподавательницу музыкального училища. Разумеется, я тоже оробела от такого предложения. Ситуация упростил тот факт, что накануне приезда самого маэстро, в Брест прибыла его супруга Нина Дорлиак – камерная певица, профессор Московской консерватории. С ней мы договорились о содействии, так как знали, что у музыканта непростой характер. Но в тот день настроение у Рихтера было хорошее. Предложение познакомиться с городом было принято, несколько совместно проведенных часов пролетели быстро. Вскоре я и забыла о высоких гостях. Каково же было мое удивление, когда спустя полгода получила от Рихтеров открытку. К слову, она сохранилась у меня, как и иные послания от творческой пары. Мы стали переписываться, встречаться, и однажды Рихтер предложил организовать в Бресте его выступление. Публика приняла артиста так тепло, так трогательно, что он проникся и стал по возможности бывать в городе. В итоге Рихтер посетил Брест 18 раз. Вот уже 12 лет как великого музыканта не стало. В моей квартире много напоминает о нем – открытки, письма, афиши… Об одном жалею, не написала книгу о нем, о наших встречах, разговорах о роли классической музыки в становлении человеческой личности. 

– Лилия Григорьевна, однако, будем честны, классическая музыка не для всех. Для ее понимания и восприятия необходимы и соответствующее воспитание, и образование…

– Категорически не согласна! Классическая музыка для всех и всем понятна. Доказываю на примере. В одном из фестивалей принимала участие блестящая пианистка Юлия Ермолаева. Она исполняла 40-минутный концерт Шопена. Я даже испугалась за слушателей, боялась, как воспримут. Но когда Юлия закончила, зал рукоплескал ей стоя, 5 раз вызывал на бис. Хотя в зале были обычные, я бы сказала, неподготовленные слушатели. От классики людские души расцветают. Поверьте, я знаю, что говорю. Поэтому все время прошу вернуть уроки пения в школах, очень хочу, чтобы на таком знаковом фестивале как «Славянский базар» было больше именно классической музыки, ведь она умеет не только восхищать, но и делать нас совершеннее.  

Галина СТРОЦКАЯ

Фото из открытых интернет-источников