Общество и профсоюзы

Зарплата для «дошкольников»: «непрофильные» воспитатели по-прежнему ущемлены в правах

Министерство образования пообещало в ближайшие два месяца разобраться с аттестационными коллизиями, которые  мешают педагогам дошкольных учреждений. Об этом замминистра образования Сергей Рудый заявил во время VI пленума Центрального комитета Белорусского профсоюза работников образования и науки. Вместе с тем чиновник предупредил: устроит ли решение всех, неизвестно, но министерство изучает вопрос очень тщательно.

Справочник преткновения

Портал 1prof.by уже писал о том, что в Беларуси усовершенствован порядок аттестации для педагогических работников. Учителя с радостью восприняли и отмену обязательного подтверждения квалификации раз в 5 лет, и новые условия сдачи «экзамена». Однако этих перемен оказалось недостаточно. Например, педагоги дошкольных учреждений (в частности, воспитатели, не имеющие соответствующей специализации) по-прежнему ущемлены в правах.

Суть вопроса в том, что квалификация «непрофильных» дошкольников не соответствует отдельным требованиям Единого тарифного квалификационного справочника (ЕКТС). На практике это означает следующее: воспитатели не могут повысить квалификационную категорию, теряя перспективы профессионального роста и возможность зарабатывать наравне со своими «узкопрофильными» коллегами.

Положение усугубляется еще и тем, что у педагогов весьма скромные доходы. По словам председателя ЦК отраслевого профсоюза Александра Бойко, в прошлом году сфера образования находилась на предпоследнем месте по уровню начисленной среднемесячной зарплаты. Доходы, как и в других бюджетных сферах, росли лишь за счет пересмотра тарифной ставки 1-го разряда, а последнее повышение по отраслевому принципу имело место в сентябре 2014 года.

– За январь–апрель нынешнего года размер среднемесячной зарплаты в отрасли составил 532,9 рубля (286 у.е.), – отметил Александр Бойко. – Тарифная ставка 1-го разряда сейчас – 31 рубль (17 у.е.). Для сравнения: в 2010 году она равнялась 20 долларам в эквиваленте.

Квалификация и есть, и нет

Теперь представим еще одну ситуацию, когда в детский сад (к примеру, в результате оптимизации, которая сейчас активно проводится в отрасли) приходит учитель русского языка с высшей категорией и 20-летним стажем за плечами. Во-первых, он автоматически «садится» на меньшую зарплату воспитателя, а во-вторых, не имеет возможности получать доплату за свою высшую квалификационную категорию.

– Он не может ею воспользоваться, «перенести» за собой в дошкольное учреждение, – пояснила заведующая отделом социально-экономической работы ЦК отраслевого профсоюза Валентина Герасимович. – Гипотетически такой работник может пройти двухгодичную переподготовку и подтвердить квалификационный уровень, но ведь во время обучения он будет терять в деньгах.

Цена вопроса такова: по действующим нормам, за вторую квалификационную категорию педагог получает 30% от тарифной ставки (38,93 руб.), за первую – 55% (72,53 руб.), за высшую – 90% (121,17 руб.).

Есть еще один момент. Как отмечали участники VI пленума, аттестационные коллизии – одна из причин, по которой непрофильные молодые специалисты покидают дошкольное звено. Распределившись в детские сады, они, по сути, упираются в потолок своих возможностей и после отработки сразу уходят.

Нынешний пленум – не первая площадка, на которой отраслевой профсоюз поднимал проблемную тему. Устные и письменные дискуссии с Министерством образования и другими заинтересованными ведомствами ведутся уже длительное время. Последнее обращение к социальному партнеру было направлено в апреле. И вот в ходе пленума замминистра образования Сергей Рудый внес некоторую определенность, заметив, что вопрос изучается, а ответ будет готов приблизительно к августу, когда педагогическая общественность по традиции соберется на Республиканский педсовет. При этом представитель Минобразования оговорился: каким именно будет решение, сказать пока сложно.

Что же мешает властным структурам пойти навстречу воспитателям? Как отметил в приватном разговоре один эксперт, министерства, причастные к процессу аттестации, опасаются резонанса. Мол, если сделать послабление для воспитателей, то и представителям других профессий тоже захочется более вольной трактовки упомянутого ЕКТС.

Честно признаться, обоснование неубедительное. Неужели учитель, который вел классное руководство или преподавал, скажем, математику пятиклашкам, знает о детях меньше, чем его коллега с «нужной» записью в дипломе? Педагог и в саду, и в школе остается педагогом. Тем более что, по грубым подсчетам, количество «непрофильных» воспитателей во многих дошкольных учреждениях сегодня доходит до 60%.

Возникает вопрос: почему, допуская непрофильных педагогов к воспитанию малышей, чиновники отталкиваются от жизненных реалий, а когда речь заходит о профессиональном и материальном признании специалистов, разводят руками, кивая на особенности ЕКТС?

Ждем августа.

Елена ОРЛОВА