Общество и профсоюзы

Защитный механизм для работников

Федерация профсоюзов Беларуси предлагает ускорить введение системы страхования на случай банкротства предприятия.

Данный вопрос можно назвать, пожалуй, самым резонансным из озвученных на  нынешнем Национальном совете по трудовым и социальным вопросам. Во-первых, он затрагивает интересы десятков тысяч работников, занятых на проблемных предприятиях. Во-вторых, напрямую связан с поиском источников финансирования: чтобы застраховать людей от невыплаты зарплат, нужны немалые средства. В-третьих, над введением страхования работа ведется уже полгода – именно столько времени прошло с момента создания специальной межведомственной группы, претворяющей инициативу ФПБ в жизнь (кроме профсоюзов, в состав группы вошли представители Минэкономики, Минтруда и соцзащиты, Минфина, ассоциации нанимателей).

Напомним, что новая модель страхования, за введение которой выступает ФПБ, позволит удовлетворить требования работников по поводу выплаты причитающейся им зарплаты даже в случае банкротства предприятия. Предполагается, что система будет действовать за счет специально созданных гарантийных фондов. За счет чего эти фонды будут существовать? Пока прийти к общему решению сторонам не удалось. Но о нюансах подготовительной «кухни» чуть позже. Пока подчеркнем: профсоюзы выступают за то, чтобы ускорить процесс создания модели страхования в принципе. И за то, чтобы перейти наконец от теории к практике. «Новый механизм страхования позволит социально защитить людей, работавших на предприятиях, которые сейчас проходят процедуру банкротства и им не с чего выплачивать заработную плату (а такие случаи встречаются). И мы, как профсоюз, всегда выступаем за то, чтобы человек получил заработанные средства», – отметил председатель Федерации профсоюзов Беларуси Михаил Орда.

Позицию профсоюзов подкрепила говорящими примерами заместитель председателя ФПБ Елена Манкевич. «Только в первом полугодии из 4078 организаций, находившихся в процедурах экономической несостоятельности (банкротства), у 1416 организаций, или 35%, имелась задолженность по выплате заработной платы, – отметила она. – Было удовлетворено лишь 20,3% данной задолженности, и фактически работники таких организаций получили лишь 1/5 часть причитавшейся им зарплаты».

Обеспокоенность профсоюзов вызывают не только предприятия-банкроты, но и те, кто не сегодня завтра может ими стать. Одно из них – ОАО «КИМ». Общая кредиторская задолженность по заработной плате на фабрике составляет более 792 тыс. рублей. За период ликвидационного производства по состоянию на 10 ноября 2016 года было погашено лишь 10% зарплатных долгов. Еще пример – Витебский комбинат шелковых тканей, где на 10 ноября остаток кредиторской задолженности по зарплате составлял более 22 тыс. рублей, или 12,8% от общей задолженности. Понятно, что их работники чувствовали бы себя намного увереннее, если бы система страхования была внедрена, как говорится, уже вчера. Ведь ее смысл не в том, чтобы бросить работникам копейку компенсации, а в том, чтобы заместить хотя бы часть той зарплаты, которую им пришлось потерять. «Международный стандарт замещения – 50–60% прошлого заработка, – подчеркнула Елена Манкевич. – Таким образом, сохраняя привычный для себя уровень жизни (возможность оплачивать коммунальные услуги, обучение своих детей, исполнять кредитные обязательства и т.д.), человек может искать подходящую работу, соответствующую его квалификации и интересам, чтобы впоследствии трудиться с эффектом и для себя, и для всего общества.

Итак, то, что ситуация нуждается в оперативном решении, очевидно. Профсоюзы предлагают свой вариант – запустить механизм страхования от невыплаты зарплаты при банкротстве нанимателя за счет фонда, финансируемого взносами всех предприятий. Сформированный при нем совет, предлагают в Федерации профсоюзов, будет рассматривать каждый случай, определять размер выплат и так далее. В совет фонда должны входить три стороны – правительство, наниматели и профсоюзы, считают в ФПБ. По такому же принципу уже много лет действует Гарантийный фонд в Литве. Структура аккумулирует 0,2% от фонда зарплаты, плюс средства от инвестиций в облигации или акции предприятий. От выплат освобождены лишь структуры госсектора, политические, профсоюзные и религиозные организации. В конце мая, когда Федерация профсоюзов проводила в Минске международный «круглый стол» по вопросам страхования, президент Конфедерации профсоюзов Литвы Артурас Черняускас рассказал, что фонд собирает примерно 15 млн. евро в год.

Но, как уже говорилось в начале статьи, источники финансирования фонда – самый болезненный и спорный момент. Некоторые эксперты считают, что обременять предприятия дополнительными отчислениями нельзя. Например, зампредседателя Республиканской ассоциации предприятий промышленности «БелАПП» Светлана Семенюк не разделяет уверенности в том, что, приняв линию тех же литовцев, белорусские предприятия не столкнутся с непосильной нагрузкой. Представитель нанимателей предложила модернизировать уже существующие резервные фонды, которые в идеале должны иметь место на предприятиях.  Идея, может, и неплоха, только подобные фонды имеют далеко не все субъекты хозяйствования.

Впрочем, многие партнеры по межведомственной группе все же склоняются к позиции национального профцентра. Замдиректора Департамента по санации и банкротству Министерства экономики Станислав Садовников также отметил необходимость перенять мировой опыт работы в этом направлении. «Такие механизмы выплаты нужны, но мировая практика говорит нам о следующем: выплачивается не весь заработок, а задолженность за три месяца», – отметил Станислав Садовников. Кроме того, он упомянул свежий опыт Российской Федерации, где деятельность гарантийного фонда уже продумана и базируется на позициях, аналогичных с предложенными ФПБ. По его словам, нагрузка на российские предприятия будет невысока – в среднем 6 рублей на каждого работника (в белорусской валюте – 20 копеек). Эксперт высказал предположение, что аналогичные затраты вполне подъемны и для белорусских предприятий. 

В любом случае рабочая группа готовит определенные расчеты, которые позволят констатировать текущую ситуацию и дадут возможность максимально спрогнозировать ее развитие. По предварительным данным, первые результаты должны быть  предоставлены к 1 февраля 2017 года.

Елена ОРЛОВА

Газета «Беларускі час»

Фото БЕЛТА