Общество и профсоюзы

«Затворничество – не мой удел». Эта женщина точно вас мотивирует на активную жизнь!

Председатель Брестского регионального отделения ОО «Республиканская ассоциация инвалидов-колясочников» Анжелика Миронюк о том, ради чего стоило прыгнуть с парашютом и как приходится мотивировать друзей на активную жизнь.

Тогда, в 2007-м, Анжелике казалось, что она попала в рядовое ДТП. Подумаешь, полежит немного в больнице и вернется к обычной жизни, ведь ей всего-то 30 лет. На деле все оказалось гораздо сложнее – в больницах она «застряла» надолго. Свой диагноз – перелом позвоночника, она всерьез не воспринимала, наивно полагая, что любые переломы когда-нибудь да срастаются.

С инвалидами, тем более прикованными к постели, Анжелика себя не ассоциировала. И спустя время твердо решила, что овощем жить не станет.

«Только нормальной, активной жизнью, пусть и в коляске», — молодая женщина всячески себя мотивировала, хотя и не очень представляла, как дальше все сложится, ведь безбарьерная среда существовала больше на словах, чем в реальности.

Борьба за подъемник

В 2009 году Миронюк с сыном получила социальное жилье. По меркам здорового человека – прекрасная двухкомнатная квартира, но для колясочника – тюрьма. И хотя в доме по улице Ясеневой, 14 в Бресте поселились 12 человек с проблемами опорно-двигательного аппарата, но ни пандусов, ни подъемников не было. Местные власти в помощи не отказывали, но все время ссылались на отсутствие средств в бюджете. Анжелика упорно вела переписку и пробивала возможность свободного выхода «в люди». Долгие 8 лет молодая женщина провела в заточении, лишь изредка позволяя выбираться на улицу с помощью соседей, друзей, родственников. В 2017 году в доме появились необходимые для колясочников подъёмники.

– Все то время, чтобы не сойти с ума в четырех стенах, я занималась творчеством, – рассказывает собеседница. – И довольно успешно, даже на «Славянском базаре» выставлялась. На одной из выставок меня заприметил председатель Белорусского общества инвалидов Владимир Потапенко.

Восхитившись работами Анжелики, тут же спросил: «А почему на «бабушкиной» коляске? Тебе такую нельзя, срочно пересаживайся на коляску активного типа».

Это сегодня Анжелика все знает о средствах реабилитации, а тогда информации было крайне мало, подсказать тоже было некому. Спасибо Владимиру Петровичу, он рассказал и о лагере активной реабилитации.

Передвигаюсь в «танке»

Миронюк решила попасть в такой лагерь, хотя и были опасения, что там окажется среди больных людей, ноющих о своей несчастной доле. Однако первые впечатления оказались иными.

– Лагерь больше напоминал армию с кучей разных занятий – плавание, техника езды на коляске, ознакомление со средствами реабилитации, самообслуживание, медицинские и психологические лекции. И самое главное – равный учил равного, то есть, нашими инструкторами были тоже инвалиды-колясочники, – вспоминает женщина. – Именно тогда мое сознание перевернулось: оказывается, человек в любом состоянии может быть счастлив и жизнерадостен. Тогда я увидела, что колясочники активно занимаются спортом, водят автомобили, женятся, рожают детей…

Однако самой Анжелике не повезло. У нее были пролежни, скрыть которые не удалось, и вместо лагеря  она отправилась на лечение в 5-ю клиническую больницу Минска. Именно там работал  доктор Виктор  Русаков, который едва ли не единственный в стране серьезно занимался лечением пролежней у инвалидов. Наша героиня провела там полгода.

Неудачно закончилась и вторая попытка побывать в лагере. В первый же день сломала ногу и была вынуждена уехать.

В лагерь Миронюк попала с третьей раза, тогда и получила активную коляску, пересев в нее с той самой «бабушкиной», тяжелой и неуклюжей, которую называла танком.

Полеты и турслеты

На железнодорожном вокзале Бреста Анжелика встречала меня на «мотыльке». Так ласково называет свой автомобиль, на котором гоняет, как заправский гонщик.  Ответ на вопрос, как получила водительское удостоверение, оказался долгим.

– Это была еще одна эпопея, – поясняет женщина. – Едва нашла автошколу, где смогла прослушать курс теории. Это был ДОСААФ, который пошел мне навстречу. Серьезно помогли и со сдачей вождения. На тот момент инвалиды могли сдавать его только в Минске на автомобиле с ручным управлением и коробкой автомат, а в Кобрине была «старушка» с ручным управлением, но с механической коробкой передач. Ее вместе с водителем и командировали в Брест специально для меня. Сейчас областное управление ДОСААФ приобрело машину для обучения людей с ограниченными возможностями, и автошкола набрала группу курсантов с проблемами опорно-двигательного аппарата, в том числе и ребят на колясках, организовали учебный процесс на нижнем этаже здания, установили пандус. Побольше бы таких понимающих людей. 

Езду на автомобиле Анжелика чем-то сверхестественным не считает, а вот о прыжке с парашютом рассказывает с придыханием. Говорит, страху натерпелась! На экстравагантный поступок ее подбил колясочник Владимир Сидорук. Она для него искала возможность подняться в небо.

В Брестском городском аэроклубе идею поддержали, и самой Миронюк тоже предложили прыгнуть, но после первого прыжка, признается, больше в небо не тянет.

Как у всех

В минувшем году председатель общественного объединения «Республиканская  ассоциация инвалидов-колясочников» Евгений Шевко напутствовал Анжелику на создание в Бресте региональной  организации. За год в ее ряды вступили 30 человек.

– Мы занимается активной реабилитацией, много внимания уделяем спорту, – рассказывает Анжелика. – Нацеливаем человека на активный образ жизни. У нас работает программа «Первый контакт» – помогаем новичкам научиться принимать себя, самостоятельно обслуживать.

– Я сама не приемлю затворничество и других из него пытаюсь вытянуть, – подводит черту под разговором Миронюк, которая сейчас готовит команду брестчан на республиканский туристический слет для инвалидов-колясочников, где их ждут палатки, костер, лес, река и комары. В общем, все как у всех!

Галина СТРОЦКАЯ

Фото Андрея КУХАРЧИКА