Наверх

«Мы живем не лучше всех, но лучше многих»: преподаватель из Сирии – о школьной форме, белорусских людях и правильном отношении к родителям

13 мая 2023

Проект «Свой среди своих» продолжается. На этот раз нашим собеседником стал сириец Саллум Ферас Садыкович. С 1998 года он живет в Минске, а с 2017 года уже носит в кармане паспорт с голубой корочкой. Узнали, почему он захотел остаться в Беларуси, даже когда была возможность уехать в западную Европу.

«В Беларусь поехал вместо Австралии»

Детство Ферас провел в небольшой деревеньке недалеко от города Тартус.

– У моего папы было тяжелое детство. Ему пришлось работать с 12 лет, даже в школу не ходил. Я своему сыну всегда говорю: смотри, как хорошо ты живешь. Дедушке в твоем возрасте приходилось зарабатывать на жизнь, – рассказывает мужчина. – В молодости отец уехал работать в Ливан, и встретил там партнера, с которым потом открыл ресторан в Кувейте. Там, в Кувейте, я и родился.

Затем Ферас вместе с матерью переехал в Сирию. Там, в небольшой деревеньке он и рос вместе с четырьмя братьями и пятью сестрами. Затем семья перебралась в Тартус, в дом, который отец построил на заработанные в Кувейте деньги.

Факт: Недалеко от Тартуса расположены останки древнего финикийского города Амрит. В том числе руины стадиона, построенного примерно в 1500 году до н. э. Некоторые ученые считают, что международные спортивные состязания здесь начали проводить за несколько веков до первых Олимпийских игр.

Молодому Ферасу городская жизнь не понравилась – слишком суетная. А люди, в отличие от деревенских, какие-то хитрые и расчетливые. Однако парень прожил в Тартусе лишь год – пока заканчивал последний класс школы и решал, где будет учиться дальше.

– Изначально родители хотели отправить меня в Австралию. Но затем приехал мой брат, который выучился на стоматолога в Беларуси. Он нам сказал, мол, зачем так далеко ехать? В Беларуси образование недорогое и хорошее, а народ простой и добрый.

Факт: Столица Сирии – Дамаск – старейшая в мире действующая столица. Оценки возраста города колеблются от 4 до 10 тысяч лет.

По совету брата Ферас в 1998 году прилетел в Минск и поступил на переводческий факультет.

«Я был похож на европейца, поэтому меня не били»

Воспоминания Фераса о первых годах в Минске во многом напоминают воспоминания других наших собеседников из проекта «Свой среди своих»: красивая природа, чистые улицы, добрый и гостеприимный народ.

– Да, в девяностые здесь еще все говорили про скинхедов. Но я с этим, слава богу, не сталкивался. Наверное, потому что внешне я не похож на жителя Ближнего Востока, – вспоминает мужчина. – Но ваши власти молодцы, положили этому конец. Посмотрите, сколько вокруг китайцев, темнокожих, иранцев, арабов. Никто не пристает и не задает неудобных вопросов. Живите спокойно и делайте, что хотите, только не нарушайте правила. Я много бывал в Европе и России. Но такое гостеприимство видел только здесь.

Факт: В некоторых сирийских школах преподают русский язык.

В первые дни Фераса также поразила тишина минских улиц. На ближневосточных дорогах сигналят каждую секунду. А еще сириец заметил, что учеба в Беларуси дается куда проще, чем учеба в Сирии. Ранее о чем-то подобном нам рассказывал гость из Ливана – еще одной ближневосточной страны.

– Я говорю своим студентам: вы даже не представляете, насколько у вас все проще. У меня сестра потеряла три года из-за одного предмета. У нее преподаватель требовал взятку. Но сестра сказала, что хорошо знает предмет и принципиально не будет давать взяток.

У самого Фераса учеба на белорусском бакалавриате продлилась пять лет. После этого он закончил магистратуру и аспирантуру на факультете международных отношений.

– Я хотел вернуться в Сирию и стать дипломатом. Однако на родине у меня не получилось устроиться по специальности. Пришлось вернуться в Беларусь и искать работу с нуля. Какое-то время работал в строительной компании, но понял, что это не мое и ушел. С 2014 года преподаю в БГУ. И своей нынешней работой я полностью доволен.

Пока Ферас пытался устроить жизнь в Беларуси, на его родине началась война, и поводов вернуться в Сирию стало еще меньше. Родным мужчины ничего не угрожало, – в порту Тартуса стоит российский флот. Однако жизнь в ближневосточной республике стала заметно беднее.

Факт: Российский флот находится в Тартусе еще с 1971 года.

– Вот мой брат 10 лет служил в армии. Что ему за это дали? 800 долларов. За десять лет! Ни образования, ни жилья, ни работы! Сравните с Беларусью, где военным дают и жилье, и хорошую зарплату. Но, увы, мой брат сириец.

Правда, была у Фераса и другая причина, чтобы остаться. В Беларуси он нашел не только работу, но и семью.

«Современные дети дошли до какого-то разложения»

Ферас вместе с женой-белоруской воспитывает сына и дочь. Хлопоты о детях делают сирийца полностью погруженным в белорусскую действительность. И ему в ней, надо сказать, нравится не все.

– К дочке вчера подруга пришла. Ногти огроменные! Я свою спрашиваю: доча, это разве похоже на человека, который в школе учится? – рассказывает Ферас. – В мое время с этим было строго. Не дай бог девочка придет накрашенной или в белых туфлях. Отправят домой. Это воспитывало в детях дисциплину! А сейчас уже все правила упростили. Это привело к вседозволенности, с которой, по моему мнению, все проблемы в Сирии и начались.

Дочка Фераса поет в хоре и играет на пианино. Сын занимается программированием и волейболом, учит арабский и играет на гитаре. Вообще в семье очень серьезно относятся к планированию досуга.

Факт: На территории Сирии заблокированы Facebook и YouTube.

– Дети не должны часами зависать в телефоне, это деградация. Мы с женой даже стараемся контролировать этот процесс, скачали на их телефоны специальные приложения, – рассказывает Ферас. – Я это делаю не потому, что я вот такой строгий. Просто покрасить ногти и посидеть в телефоне они успеют, когда вырастут. А сейчас у них детство. И они должны его прожить. А еще должны найти правильное направление для своей дальнейшей жизни. Я не могу об этом не заботиться. Я родитель, это моя обязанность. Думаю, в будущем мои дети будут за это благодарны.

По словам Фераса, жену вовсе не отпугивает строгость мужа. Наоборот, как заместитель директора школы, ежедневно сталкивающаяся с современными детьми, она его полностью поддерживает.

– У вас очень много обсуждают тему школьной формы. Я это поддерживаю, это порядок. Если мои опаздывают, и их в школе ругают, я говорю: правильно! Надо еще больше ругать! Вы учиться пришли, а не ногтями меряться! Если мы не будем своих детей контролировать, то, когда они вырастут, все будет как на западе. Я что, не был на западе? Не видел, как тамошние дети относятся к своим родителям?

Факт: В случае смерти сирийского пенсионера его пенсию получают вдова и дети. Сыновья получают ее, пока не станут совершеннолетними, а дочери, – пока не выйдут замуж. Если дочь не смогла выйти замуж, она будет получать пенсию отца всю жизнь.

Увы, такое отношение к старшему поколению Ферас замечает и в Беларуси. И он такой не первый. У нас уже была собеседница из Туркмении, которая сокрушалась по поводу того, как много в Минске одиноких пенсионеров.

– У нас на третьем этаже такая бабушка живет. Тоже одна. Я ей даже говорил: бабушка, если надо что-то отнести или сбегать в магазин, скажите мне. Я вам помогу. Не надо таскать тяжести.

Что касается своей матери, то сейчас Ферас планирует ее перевезти в Беларусь. Женщина не торопится покидать родной Тартус, но сын убежден, что под мирным белорусским небом ей будет куда лучше.

– Да, мы в Беларуси живем не лучше всех. Но мы живем лучше многих. И это надо ценить.

Никита ГРЕБЕННИКОВ

Фото Валерия КАРТУЛЯ

Лента новостей
Слушать радио
Новое радио Народное радио
Лента новостей
22 февраля 2024 21 февраля 2024 20 февраля 2024
Все новости