Стиль жизни

Не полицейский и не спасатель. В Европе по-прежнему работают ночные стражи

Средневековый обычай ночных дозоров по-прежнему соблюдают в некоторых городах Европы.

Швейцарский город Лозанна, столица франкоязычного кантона Во, расположен на берегу Женевского озера. Почти каждый вечер на протяжении 33 лет в 21:45 Рене Хайслер начинал путь к крошечной комнатке на колокольне главного собора Лозанны. Чтобы добраться туда, он преодолевал 153 ступени. В темной куртке и широкополой черной фетровой шляпе, швейцарец Рене Хайслер выглядел персонажем из другой эпохи – одним из последних в мире ночных дозорных.

Ритуал ночных дозоров в Европе почти не изменился с IX века, когда горожанам повсюду угрожали грабители, ночные пожары и вражеские лазутчики. Тогда власти многих городов от Лондона до Праги и Зальцбурга усилили контроль за порядком и безопасностью в ночное время. Наряду с пешими патрулями на неосвещенных улицах появились хранители времени и борцы с преступниками, будившие сограждан в случае тревоги.

Ночной страж Рене Хастлер.

Сегодня города, где сохраняется эта старинная традиция, можно пересчитать по пальцам. Швейцарская Лозанна, немецкие Ротенбург-на-Таубере, Динкельсбюль и Нордлинген, польский Краков и английский Рипон – вот, пожалуй, и все. В Кракове и Рипоне существует обычай начинать каждый ночной дозор звуком церемониального рожка.

Первый ночной дозор Средневековья был создан в английском Рипоне в 866 году, если верить изданному в 1598 году «Своду правил из городской книги Рипона». Служба дозорного продолжалась один год, и в это время он имел право покинуть город только в случае чумы (на время карантина, как сказали бы сегодня). За нарушение полагался штраф в 20 фунтов: по тем временам колоссальные деньги.

Первоначальная задача ночного дозора заключалась в том, чтобы следить за явными признаками дыма, при необходимости бить тревогу и объявлять время часа. В 1880 году было принято решение прекратить слежку за пожарами, но все же нужен был кто-то, чтобы заводить старинные соборные часы. С тех пор городские власти твердо поддерживают церемониальный пост.

Лозанна. Башня собора.

Рене Хайслер потомок династии ночных стражей, несущих эту службу в Лозанне с 1405 года. Как и поколения его предшественников, он скрупулезно соблюдал старинные порядки, считая свою работу не столько реальным вкладом в обеспечение безопасности, сколько частью культурного наследия города.

С балкона «дежурки» дозорного открывается вид на Женевское озеро, за которым проступают очертания горных пиков. Вдоль стен стоят дубовые скамьи. Через огромные арочные окна открывается вид на Лозанну: высокие шпили, напоминающие колпаки ведьм, остроконечные крыши, богатые особняки и мерцающие огни набережной. С десяти вечера до двух часов ночи Хайслер присматривал за прохожими, наблюдая свысока. После боя курантов он складывал ладони рупором и оповещал: «Говорит дозорный! Пробило десять!» И так каждый час четыре раза в направлении каждой из сторон света до двух часов ночи, когда смена дозорного заканчивается.

«Мне не скучно, для меня большое удовольствие сидеть здесь по ночам, глядя на лунный свет на воде и огоньки домов. Иногда вдали бывает видна Франция. Мне это никогда не надоедает», – говорил Рене. Его дом примерно в километре от собора и такая жизнь всегда была предметом его гордости, работой мечты. Однако всему свое время, в августе 2021, когда Рене Хайслеру исполнилось 65 лет, он ушел на пенсию.

На колокольне собора его сменила 27-летняя Кассандра Бердо.

«Сколько я помню, эта традиция всегда очаровывала меня, я всегда хотела работать ночным стражем», – сказала Кассандра.

Кассандра на башне собора.

Власти Лозанны заявили, что это первый случай, когда работу ночного стража стала выполнять женщина, «таким образом, продолжая традицию и позволяя ей развиваться». Муниципалитет объявил о решении передать эту работу женщине после того, как 2 года тому в Швейцарии назад прошла национальная забастовка женщин с требованием равноправия.

По данным Европейской гильдии ночных дозорных, ни одна женщина никогда не занимала этот пост в Европе. Видимо пришло время перемен, но ночной дозор по-прежнему существует, как будто вне всякого времени.

Сергей КИРИК

Фото из открытых интернет-источников