Наверх

Потерявшийся вагон и 4359 экспонатов. По следам утраченных в ВОВ белорусских ценностей

03 июня 2022

Нынешняя приключенческая литература и кино нередко обращаются к историям о поиске произведений искусств, похищенных немецкими оккупантами в период Второй мировой войны. Но настоящая история похищенных ценностей намного грубее и прозаичнее.

8 ноября 1939 года в Минске была открыта Государственная картинная галерея. Она занимала 15 комнат, где было выставлено 400 картин. Первым директором был назначен Николай Прокопович Михолап.

Вскоре галерея получила 423 экспоната от Государственного социально-исторического музея.  Московский музей изящных искусств передал 50 гравюр западных мастеров, Государственный Русский музей – 100 эстампов русских художников. Из музеев Витебска и Могилева привезли две картины Репина и несколько работ художников-передвижников. После присоединения Западной Беларуси в 1939 году, в галерею поступили ценности из бывших дворянских усадеб, среди которых была мебель эпохи Людовика ХIV, каминные часы. А еще статуэтки из слоновой кости, кавказские ковры и французские гобелены, картины и несколько десятков древних икон, собранных в экспедициях в разных областях Беларуси. Среди других была и особая ценность – 32 слуцких золототканых пояса.

Весной 1940 года, во время Декады белорусского искусства в Москве, была представлена большая художественная выставка. Об этом событии 5 июня 1940 года «Литературная газета» писала: «Среди экспонатов – древнейшие памятники: гравюры и рукописи начала ХVI века, старинные портреты, ценнейшая коллекция тканых поясов, принадлежавшая ранее князьям Радзивиллам, картины ХVIII и ХIХ веков».

К концу года выставка вернулась в Минск. К тому времени в музейной описи галереи числились уже три тысячи экспонатов. 24 июня 1941 года на Минск упали первые бомбы. Эвакуировать художественные ценности было некому, единственная машина, приписанная к галерее, была реквизирована для военных нужд. Весь основной фонд галереи остался в хранилище.

Будущая директор галереи Елена Васильевна Аладова вспоминала: «Два дня мы упаковывали экспонаты галереи. Самые лучшие полотна вытаскивали из рам и укладывали в ящики. Много пришлось повозиться с коллекцией слуцких поясов. Среди них – «литые», золототканые фабрики «Лео Можарский в городе Слуцке», фабрики Пасхалиса в Липкове, краковской фабрики Масловского. И все они лежали в очень тяжелом ящике в хранилище. Мы – три женщины и один мужчина – едва могли сдвинуть его с места».

Коллекцию золототканых поясов просто замаскировали дровами. 26 июня директор галереи закрыл входную дверь на ключ и повел оставшихся сотрудников в Колодищи.      Через два дня Минск оккупировали немцы.

Сразу за передовыми немецкими частями в город вошло спецподразделение, которому предписывалось провести «обработку» библиотек, архивов, музеев, издательств, киностудий и научных институтов. Все найденное они делили на три категории: подлежащее уничтожению, подлежащее возвращению владельцам и подлежащее отправке в Германию.

Спецподразделение начинало работу с того, что опечатывало входы в помещение и вывешивало объявление: «Конфисковано и взято под охрану рейсхкомиссариатом». Однако им доставалось не все, музеи и выставочные галереи грабили еще и части СС. На них даже жаловался гауляйтер Беларуси Вильгельм Кубе. 19 сентября 1941 года он писал рейхсляйтеру Розенбергу: «В Минске имелись большие и ценные коллекции картин и художественных изделий, которые почти полностью вывезены из города. По приказу рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера большое количество картин служба СС отправила в Германию. Генерал Штубенраух вывез в район боевых действий огромное количество ценностей. Речь идет об утерянных ценностях на миллионы марок. Цена этих собраний должны быть возвращены Министерству оккупированных восточных областей».

Кубэ волновался, чтобы ценности попали именно Розенбергу, он хотел показать себя заботливым хозяином Беларуси. Во время оккупации в Минске работали исторический и зоологический музеи, в Слониме городской музей, в Барановичах – музей изобразительного искусства. Там выставлялось все, что осталось после разграбления.

Незадолго до начала общего наступления Красной Армии, 20 марта 1944 года из Берлина в Минск пришла радиограмма начальнику штаба Главной рабочей группы «Центр» Лангкопфу: «Прошу вашей помощи в немедленной отправке ценностей государственного музея в Минске». Подписал радиограмму профессор Райнерт, сотрудник отдела научно-культурных ценностей Имперского министерства оккупированных восточных территорий. 23 марта в Берлин пришел ответ: «Ценности музея Минска будут отгружены в Истенбург».

Через месяц отдел научно-культурных ценностей получил еще одну телеграмму: «Все материалы из Минска, всего четыре вагона, отправлены в город Хоештедт через Истенбург. 24 апреля начальник штаба Главной рабочей группы в Минске получил последнюю радиограмму из Берлина: «Три вагона музейных ценностей уже прибыли в Хоештедт».

Куда делся один вагон – неизвестно. По-видимому, ценности немцы воровали еще и в дороге.

В марте 1944 года, когда Минск еще не был освобожден, директором Государственной картинной галереи была назначена Елена Васильевна Аладова. Вернувшись летом в разрушенный Минск, она составила акт с перечислением экспонатов, которые остались в галерее после оккупации, он был очень короткий: три большие скульптуры мастера Грубэ и поврежденная мраморная статуя работы Тордвальдсена. Рамы и книги сожжены, скульптуры советских мастеров разбиты…

Список потерь галереи оказался гораздо длиннее:

  • 1700 произведений живописи русских и западноевропейских мастеров
  • 30 икон ХVI-ХVII веков
  • 50 скульптурных работ
  • коллекция слуцких поясов
  • коллекция художественного фарфора и часов разных эпох
  • произведения резьбы по кости
  • 8 гарнитуров стильной мебели и резные шкафы различных эпох
  • 10 секретеров из дорогих пород дерева
  • около 100 ковров и гобеленов
  • бронзовые и фарфоровые канделябры
  • библиотека книг по искусству
  • около 1000 лепных и тысячи багетных рам.

С собой немцы забрали даже пишущую машинку, настольные лампы и письменные приборы.

Тем временем, экспонаты разграбленных музеев продолжали путешествие по Европе. В разных городах американские, английские, и советские войска обнаруживали спрятанные коллекции – в заброшенных шахтах и штольнях, в подвалах замков, в специально оборудованных тайниках. Находки свозили в сборные пункты американской зоны – в Мюнхен, Висбаден и Оффенбах. Здесь их сортировали и составляли специальные карточки: номер, описание, маркировка, автор. Из Мюнхена упакованные музейные ценности американцы отправляли в советскую зону, на базу «Дерута» в Берлине. После войны здесь скопилось почти 2500 ящиков найденных художественных ценностей. Без описи, без сопроводительных карточек.

Отсюда ящики отправляли в хранилища в город Пушкин, в Киев и в Новгород. Там специалисты пытались определить принадлежность того или иного экспоната.     В одном из ящиков эксперты обнаружили записку без подписи: «Внимание! Важно! Сообщаю, что все коллекции хранились во время войны в замке Гэхштадт в Южной Баварии. Все было в образцовом порядке. После оккупации Германии американцами замок был взят под охрану американскими властями с 22 апреля 1945 года. С этого времени никто не мог войти в хранилище, и много вещей было разграблено американскими солдатами. Все, что упаковано, собрано нами на полу, найдено в мусоре. Некоторые ящики уцелели. Привет Родине! 3 октября 1945 года». 

7 ноября 1945 года эшелон из 18 вагонов и одной платформы вышел из Берлина, на советской территории его разделили. Часть вагонов пошла к Ленинграду – в Пушкин, часть – в Новгород и Киев.

На станцию Минск прибыли всего два вагона, где были 182 ящика с ценностями из разграбленных белорусских музеев.

Комиссия по приемке возвращенных музейных ценностей работала 6 месяцев. Ящики хранились в Музее Великой Отечественной войны. В 108 ящиках были археологические материалы. В остальных – 4359 экспонатов из всех белорусских музеев. Большая часть – из довоенного Белорусского государственного музея. Государственной картинной галерее принадлежало всего 153. Среди них не было ни слуцких поясов, ни древних икон, ни скульптур…

Список, составленный комиссией, содержит описание, состояние и даже оценку произведений. Самым дорогим из возвращенных картин, был «Осенний пейзаж» Левитана. Комиссия оценила его в 5000 рублей. Многие из произведений были повреждены. Большинство украденных из галереи экспонатов в Минск так и не вернулись, судьба их неизвестна. По подсчетам специалистов, из белорусских музеев во время войны было похищено около 12 тысяч экспонатов, среди которых более полутора тысяч икон и картин выдающихся художников.

Кенигсберг (Калининград), Линц, Истенбург (Черняховск), Гэхштадт, Берлин, Вена, Пушкин, Киев и еще десятки адресов, где может находиться и сейчас часть нашего культурного наследия. Ранее были отдельные находки и редкие возвращения. Из монастырских подвалов города Ратенау (польский Рацибож) вернулись книги, похищенные оккупантами из минской библиотеки им. Ленина. В Риге были найдены и возвращены в Минск белорусские архивы. Тысячи картин, скульптур и книг, украденных нацистами во время Второй мировой войны, вернулись к своим прежним владельцам. Остается надеяться, что когда-нибудь будут найдены и другие произведения искусства, которые были вывезены из Беларуси.

Сергей КИРИК

Фото из открытых интернет-источников

Лента новостей
Лента новостей
7 февраля 2023 6 февраля 2023 5 февраля 2023 4 февраля 2023 3 февраля 2023
Все новости