Стиль жизни

Спели лучше всех: артисты Витебской филармонии стали лауреатами международного конкурса

Дуэт вокалистки Елены Граковой и концертмейстера Татьяны Шахрай сложился 12 лет назад. А в этом году музыканты получили свое первое международное признание – стали победителями II Международного вокального конкурса имени Марии Тенишевой, который состоялся в ноябре в Смоленске. И оказались среди призеров единственными представителями Беларуси.

Точнее, звания лауреата 3-й степени была удостоена обладательница лирического сопрано Елена Гракова. Мастерство пианистки Татьяны Шахрай судьи отметили специальным дипломом «Лучший концертмейстер». Но женщины уверены: их главная сила – в единстве и взаимопонимании.

Однажды, выйдя на сцену…

До прихода в филармонию Елена Гракова преподавала вокал на кафедре музыки Витебского государственного университета имени Петра Машерова. В ее карьере все складывалось хорошо, и педагог даже не помышляла о смене работы. Но однажды подруга – солистка филармонии Оксана Новикова предложила принять участие в прослушивании.

– Я работала на полторы ставки, много пела, была отлично реализована. И не мечтала ни о славе, ни о сцене. Более того, понимала, что выходить на сцену – это большая ответственность и огромный труд, – вспоминает Елена Гракова. – Но подруга меня все-таки уговорила. И, видимо, это была судьба. Через полгода я поняла, что без филармонии не могу жить.

Елена ГРАКОВА.

Сейчас коллеги характеризуют Елену Гракову как очень артистичного человека, тонкого душевного лирика на сцене. Кроме этого, вокалистка успешно работает для детей, может примерить на себя образ любого масочного персонажа – и смешного, и лирического.

С первого дня она начала работать вместе с Татьяной Шахрай. Сначала, признается Елена, не до конца понимала, куда попала. Более опытная коллега помогла сориентироваться. Вместе они наработали необходимый репертуар, а еще сошлись духовно.

Татьяна ШАХРАЙ.

Теперь концертмейстер и вокалистка могут исполнять произведения даже не глядя друг на друга. Это особое мастерство, которое достигается взаимопониманием на уровне эмоциональной близости.

– Живое исполнение предполагает вариации, – поясняет Елена Гракова. – Один раз окончание музыкальной фразы можно на долю секунды продлить, в другой раз, находясь в ином настроении, спеть быстрее. И аккомпаниатор должен это все почувствовать. Совершенно одинаково невозможно сыграть и вступление. Я научилась улавливать все импульсы моего концертмейстера. Думаю, нашу командную работу заметило и оценило жюри. Поэтому мы и завоевали два лауреатства, несмотря на то, что конкурс был все-таки вокальный.

В режиме онлайн

Кстати, состязания проходили в непривычном для музыкантов заочном формате. Четыре конкурсных произведения (романс Михаила Глинки, классический романс любого другого русского автора и две арии – зарубежного и русского композитора) музыканты записывали в Витебске. Работали только на камеру, без зрительской поддержки.

– Когда сидит целый зал, и ты получаешь обратную связь, выступать комфортно, – объясняет Елена. – Но даже если поешь для одного человека, важно отдаваться творчеству полностью и работать так, как если бы тебя слушали тысячи. В этом, я считаю, и заключается настоящий профессионализм.

Татьяна Шахрай поддерживает коллегу: для нее музыка – своего рода медитация, предполагающая погружение в себя, абстрагирование от окружающих. Недаром рампу в театре называют четвертой стеной, которая отделяет сцену от зрительного зала и позволяет актерам или музыкантам существовать в своем, наполненном искусством, мире.

А еще музыканты заметили, что не любят конкурсных состязаний.

– Нам нравится принимать участие в концертах, в которых работают разные исполнители, слушать их, но не соревноваться, – говорит Татьяна. – А самое любимое занятия – репетиции. Потому что во время этого процесса можно искать глубину в произведении, экспериментировать. Зрителю же нужно предлагать уже готовый продукт, в качестве которого ты уверен.

В ожидании зрителя

Музыканты признаются: сейчас им очень не хватает общения со зрителем. Жизнь в филармонии с приходом новой волны заболеваний затихает – на концерты продают лишь около 20 билетов. Но выступления все равно проходят: зрителей рассаживают максимально далеко друг от друга – размеры зала позволяют, помещения обрабатывают антисептиком, введен масочный режим.

Елена вспоминает, как в период летнего затишья инфекции и активизации концертной деятельности к ней после выступления подошла зрительница. Оказалось, гостья из Санкт-Петербурга. Женщины познакомились, завязали переписку. В одном из писем петербурженка призналась: концерты в Витебской филармонии подняли ее над пандемией, подарили веру в то, что человечество сможет победить болезнь и привычная жизнь скоро вернется.

– Такие моменты – наивысшая оценка нашего творчества, они важнее конкурсных наград, – признаются музыканты. – Мы очень скучаем по нашему зрителю и по возможности дарить ему радость. Но из сложившейся ситуации также стремимся извлечь максимум выгоды: сегодня много времени для репетиций и подготовки нового репертуара, новых открытий для себя и наших слушателей, с которыми мы обязательно встретимся. Музыка – это красота, средоточие вечных истин и непреходящих ценностей. Она, мы уверены, спасет мир.

Виктория ДАШКЕВИЧ

Фото из архива филармонии