Наверх

Загадки закрытой нации. Как изменились еврейские женщины в ХХ веке, рассказала историк

30 января 2023

В Витебском Арт-центре Марка Шагала монографию «Трансформация традиционного образа жизни еврейских женщин на белорусских землях в условиях модернизации (вторая половина XIX-начало XX века)» презентовала преподаватель, доцент кафедры туризма и культурного наследия Гродненского государственного университета имени Янки Купалы Юлия Ермак.

Знаково для Витебска

То, что труд историка заинтересовал витебский музей, выглядит вполне логичным. Еврейское население в Витебске было представлено значительно: например, в 1800 году представители этой национальности составляли 36,5% от городского населения, в 1862 – 51%. В 1917 году в Витебске насчитывалось 74 еврейских культурных сооружения. Родом из Витебска и один из самых известных в мире еврейских художников Марк Шагал.

– Есть у нас интерес и к гендерным вопросам, – заметила директор Музея Марка Шагала Ирина Воронова. – В Aрт-центре Марка Шагала не раз открывали выставки в рамках женских проектов. Мы не могли не отреагировать на выход монографии, очень хотелось познакомиться с автором и заполучить эту книгу в научную библиотеку, а также в коллекцию Музея Марка Шагала.

Не женская история

Монография Юлии Ермак написана на основе кандидатской диссертации, над которой историк работала под руководством Ольги Соболевской. Ольгу Соболевскую принято считать представителем гродненской школы иудаики, но, по сути, она является основоположником этого направления в белорусской науке. Рано ушедшая из жизни ученая была автором двух монографий и более 80 статей по истории евреев черты оседлости Российской империи.

Черта оседлости, или Черта постоянной еврейской оседлости – в Российской империи с 1791 по 1917 год (фактически по 1915 год) – граница территории, за пределами которой евреям запрещалось жить постоянно. Исключение составляли лишь несколько категорий. В разное время в них входили, например, купцы первой гильдии, лица с высшим образованием, отслужившие рекруты, ремесленники, приписанные к ремесленным цехам и т.д.

Юлия Ермак обязана Ольге Соболевской направлением исследования.

– Название монографии претерпело ряд изменений, – говорит она. – Изначально я планировала работать с темой еврейских женщин на белорусских землях с 1772 по 1915 годы. Эти рамки обусловили знаковые исторические процессы: первый раздел Речи Посполитой и полномасштабные военные действия Первой мировой войны на территории Российской империи. Но в процессе работы рамки начали сужаться, и монография утратила жесткую датировку.

И этому есть объяснение. Информацию о жизни женщин-евреек в XVIII веке историк черпала в основном из архивных документов. Однако в то время историю делали мужчины, их имена и фигурируют в архивах.

– В монографии приведены фамилии женщин, которые упомянуты в документах первой половины XIX века. Их очень немного, – замечает Юлия. – Поэтому определять некие закономерности трансформации начиная с 1772 года – это все равно, что искать иголку в стоге сена. Подтвердился очевидный факт: в это время в истории женщин в принципе не было.

Еврейская община на территории современной Беларуси (евреи-литваки или ашкеназ) была закрытым сообществом. Но процессы, происходившие начиная с 60-х годов XIX века на наших землях, не могли на нее не повлиять. В это время начинаются буржуазные реформы и общество меняется. Эти изменения затрагивают всех его членов.

Курс на перемены

Трансформация, поясняет историк, в отличие от эволюции – это более быстрая смена привычек, установок, профессионально-образовательной деятельности. Случается, этот процесс идет непоследовательно.

Главным источником информации для Юлии Ермак стали письменные свидетельства. В первую очередь, священные книги евреев и документы из архивов Беларуси. Так, документы, которые она изучала в Национальном историческом архиве Беларуси, позволили сделать выводы вовлеченности женщин в судопроизводство.

– До середины XIX века женщины в судебных документах не фигурировали совсем или фигурировали точечно. Хотя преступления в женской среде были и носили отдельный, «женский» характер: убийство незаконнорожденных детей, проституция, воровство. Если у еврейки появлялся внебрачный ребенок, это было катастрофой. Большая часть еврейских семей старалась не выносить этот вопрос в судебные инстанции, – замечает историк. – Но буржуазные реформы, модернизация и обновление сделали свое дело. Женщины в подобных списках стали упоминаться чаще. В монографии приведена таблица, где отражен средний возраст женщин, фигурирующих в судебных делах, и причины, по которым они могли попасть в места не столь отдаленные.

Экономические документы Национального исторического архива Беларуси в г. Гродно показали статистику и степень вовлеченности еврейских женщин в бизнес и экономику. Они позволяют сделать вывод, что количество женщин-евреек в различных сферах торговли во второй половине XIX – начале XX века было очень велико. Еще одна особенность в небольших размерах торговых оборотов, основная масса женщин-торговок апеллировала к крайне маленьким суммам. Это подтверждает то, что в большинстве своем евреи на белорусских землях не отличались зажиточностью.

– В эпоху буржуазных реформ, когда появляются фабрики и заводы, актуальным становится и женское образование. Эпоха Аскалы (в некоторых источниках встречаем термины Гаскала и Хаскала) или эпоха еврейского просвещения, приходится на конец XVIII-XIX века, – подчеркивает Юлия Ермак. – В этот период евреи начинают приобщаться не только к традиционным учебным заведениям – талмуд-торам и хедерам, но и к государственному российскому самодержавному образованию.

Литовский государственный исторический архив в Вильнюсе дал исследовательнице информацию о том, какие направления для обучения выбирали девушки еврейского вероисповедания, что для них было интересно, а что популярностью не пользовалось. Так, традиционными сферами занятости еврейских женщин в этот период, кроме торговли, была медицина. Они становились в основном дантистками, акушерками, и аптекарскими помощницами. Ближе к концу XIX века к этим специальностям добавился домашний учитель со знанием языка. В большинстве своем девушки преподавали немецкий, из-за схожести с идиш им владели многие евреи.

В Гродненском государственном музее истории религии хранятся книги, которые позволяют сделать выводы о еще одной любопытной тенденции развития еврейского общества. Это нечасто встречающиеся переводные издания священных книг евреев на русском языке. В частности, обращает внимание Юлия Ермак, перевод Торы сделал известный гебраист, публицист и переводчик Лев Мандельштам.

– Он был приверженцем Аскалы, – поясняет историк. – И перевод был сделан, чтобы снять культурные барьеры во взаимопонимании между еврейским населением и теми, кто не знал иврит. Это оказалось необходимым, поскольку евреи жили закрыто в любом этническом окружении. Итогом этой изолированности стало накопление наследственных заболеваний. Понимая это, евреи-ашкеназы в конце XVIII-начале XIX века забили тревогу и первыми, чтобы улучшить генофонд нации, стали брать себе в жены не еврейских женщин.

Во второй половине XIX века появились женские мемуары, написанные еврейками. Они стали одновременно и источником информации, и фактом подтверждения того, что трансформация произошла. Их писали женщины с самыми разными судьбами и различного происхождения. Например, Паулина Венгерова – дочь обеспеченного акционера из Бобруйска, которая позднее полностью ассимилировалась. Настолько сильно, что ее дети стали христианами. А мемуары Сары Гуревич из местечка Чериков Могилевской губернии интересны тем, что девушка, вышедшая из обычной торговой среды, написала про дореволюционный быт в своей семье. При написании монографии Юлия Ермак изучала также мемуары Беллы Розенфельд, супруги Марка Шагала.

Виктория ДАШКЕВИЧ

Фото автора и из открытых интернет-источников

Лента новостей
Слушать радио
Новое радио Народное радио
Лента новостей
14 апреля 2024 13 апреля 2024 12 апреля 2024 11 апреля 2024 10 апреля 2024
Все новости