Без рубрики

Сантиметры раздора: как 40 см крыши поссорили хозяев соседних домов – бывших друзей

В агрогородке Михановичи Минского района уже не первый год тянется земельный спор.

У кого «едет крыша»?

Александр Галенчик и Виктор Верещаг когда-то дружили.

– За этим забором я прожила 50 лет, а супруг – 70, – рассказывает Елена Галенчик, жена владельца участка на улице Школьной. – С соседями мы всегда были как родня, ходили друг к другу в гости. До выхода на пенсию соседи жили в Минске, а мы порядка 5 лет присматривали за их бабушкой. Раньше между участками стоял сетчатый забор. Мы сделали в нем калитку, чтобы бабушка ходила к нам напрямую. Когда она умерла, соседи унаследовали ее участок.

Первая «ласточка» прилетела в ноябре 2015 года: конфликт разгорелся в буквальном смысле на воде, которая якобы «сочилась» с участка Галенчиков.

В июне 2016-го Виктор Верещаг решил провести процедуру восстановления границ земельного участка. После измерений, проведенных специалистами проектного института «Белгипрозем», он упрекнул соседей в захвате 20 кв. метров и заявил: крыша их хозпостройки на 40 см выступает за границу участка. Александр же уверен, что в измерениях произошла ошибка, и утверждает: 40 см – допустимая погрешность при определении границ участка. Верещаг остается непреклонен и просит крышу подпилить, а Галенчик не намерен «портить» кровлю сарая и пытается найти решение проблемы в нормативных документах.

 

Граница по проволоке

Участок в частную собственность Александр получил в 1995 году. Хозблок был возведен в 1976-м и с тех пор не перестраивался. В 2004 и 2006 годах выполнялись работы по установлению границ его и смежного земельного участка, при этом никаких разногласий между соседями не возникало, да и соответствующие акты были подписаны.

– Специалисты не учли того, что между границей соседского участка и нашим ограждением имеется расхождение от 0,2 м до 0,4 м, причем не в нашу пользу, – подчеркивает Александр Галенчик. – Из-за этих сантиметров «бодаться» с соседями мы не стали, хотели решить все мирно. Так, на спорной стороне длина моего участка значилась 23.20 м, а потом стала ровно 23 метра. Я ведь все годы плачу земельный налог «по полной», но если это не моя земля, тогда за что переплачиваю?!

Как утверждает Елена Галенчик, землеустроители проводили измерения, используя в качестве прямой линии проволоку, которую Верещаг прикрепил к металлическому столбу на территории Галенчиков. Хозяйка считает, что именно по этой причине они неточны. Супруги неоднократно обращались в «Белгипрозем» — специалисты выезжали на место, но план не переделывали.

Отметим, что процедура восстановления границ земельного участка проводится в соответствии с действующей инструкцией. Работы выполняются в присутствии землепользователя, и уведомление хозяев соседних участков не предусмотрено (так пояснили в проектном институте «Белгипрозем»).

По результатам восстановления границ участка Верещага землеустроительная служба Минрайисполкома выдала Галенчику предписание восстановить покосившийся на соседский участок забор, и он устранил этот недостаток.

– А что до сарая, то он ведь не на колесах. Когда его строили 40 лет назад, то руководствовались установленными на тот момент границами, и я не мог знать, что однажды они изменятся, а кровля окажется на участке соседей, – объясняет Александр.

Галенчик прошел уже через 5 судебных заседаний. Михановичский сельисполком подал на него иск за административное нарушение (нарушение границ земельного участка). Суд Александра оправдал. Между тем отношения у соседей по-прежнему не ладятся. Конфликт усугубился еще и тем, что Галенчик решил поставить новый забор, однако из-за «неопределенной границы» не может сориентироваться, где это сделать.

В поисках золотой середины

Верещаг, впрочем, тоже прав со своей стороны.

– Прямая линия является прямой по всем документам. Откуда появилась выступающая за границу крыша, я не знаю, – говорит Виктор. – Нынешнюю границу нам установил «Белгипрозем», и если сосед считает, что служба ошиблась, пусть выясняет это у нее.

Судиться с соседями Галенчики не хотят – желают лишь, чтобы компетентные службы показали им действительную границу между участками. На протяжении полутора лет они отправляли запросы в Государственный комитет по имуществу, Минский райисполком, Михановичский сельсовет, но так и не нашли справедливость.

Специалисты Государственного комитета по имуществу объяснили супругам, что в документах по восстановлению границы соседского участка не содержится информации о «захвате» земли, а отражена площадь между ограждением и границей участка. В ответе также сообщается, что работы выполнены в строгом соответствии с действовавшей на тот момент Инструкцией по установлению, восстановлению и закреплению границ земельных участков (утверждена постановлением комитета по земельным ресурсам, геодезии и картографии при Совете Министров от 16.05.2002 года № 3). Согласно ей границы участков устанавливались по существующему ограждению. А в 2016 году специалисты уже руководствовались требованиями ТКП 289-2015 (утвержден приказом Госкомимущества от 12.11.2015 г. № 244), по которым погрешности определения взаимного положения точек поворота границы в сельских населенных пунктах не должны превышать 0,40 метра.

«Белгипрозем» также подтверждает информацию о том, что предельная погрешность на селе может достигать 0,4 метра.

Время подвести черту

Сейчас Александра Галенчика волнует вопрос, должен он спиливать крышу сарая или нет. Однако ответить может лишь суд: согласно ст.92 Кодекса о земле земельные споры разрешаются областным, Минским городским, городским, районным, сельским, поселковым исполкомом и (или) в судебном порядке. Между тем земельные споры, связанные с правом частной собственности на земельные участки, наследованием земельных участков, возмещением убытков, споры между лицами, имеющими капитальные строения (здания, сооружения) в общей собственности, разрешаются только в судебном порядке.

– Здесь налицо земельный спор: граждане, имеющие госакты, не согласны с теми границами, которые ранее сами установили по фактическому пользованию, – уверена председатель Михановичского сельского исполкома Светлана Довальцова.

При сельсовете есть комиссия по земельным спорам, которая выезжает на место и составляет протокол с учетом всех норм, но в подобной процедуре она участвовала лишь раз – когда соседи не нашли консенсус после рассмотрения вопроса в Верховном суде. Выносить конфликт между Галенчиками и Верещагом на земельный спор не планируется. Именно суд должен рассматривать все правовые, архитектурные, строительные аспекты строительства этой старой усадебной застройки, убеждена председатель сельсовета.

Печально, что люди, которые когда-то делились куском хлеба, не выдержали испытания землей… А может быть, сторонам все-таки стоит попробовать зарыть топор войны, просто сесть за стол переговоров и помириться?

Вероника СОЛОВЕЙ

Фото автора