В мире

Бельгия: страна «вечного» нейтралитета и противостояния двух регионов

В этой стране есть что-то особенное. Она чуть меньше Брестской области, но культурное, историческое и языковое разнообразие придают ей неповторимый колорит.

Брюссель

До обретения независимости в 1830 году земли нынешней Бельгии входили в состав Священной Римской империи, Испании, Нидерландов и Франции. Но 20 января 1831 года во время Лондонской конференции, в которой принимали участие самые сильные в то время страны Европы – Великобритания, Россия, Франция, Австрия и Пруссия, был провозглашен постоянный или «вечный» нейтралитет Бельгии. Главой государства тогда был король Леопольд I.

Этот статус провозгласили неспроста: Бельгию не обошла стороной ни одна из войн Европы. Теперь же нейтралитет страны должен был выполнять историческую миссию: защищать собственные границы, оберегать мирное равновесие Европы.

Нейтралитет весьма способствовал развитию экономики страны. Здесь в 1835 году впервые на континенте была открыта железная дорога Брюссель –Мехелен. Страна стала прибежищем интеллектуалов со всей Европы. Виктор Гюго приехал в Брюссель после переворота Наполеона III, в столице Бельгии Карл Маркс написал Манифест Коммунистической партии.

Однако бельгийский нейтралитет существенно отличался от швейцарского и долго не просуществовал. В 1885 году Бельгия захватила в Африке Конго, став колониальной державой. С началом Первой мировой войны в 1914 году воюющие стороны не обратили внимания на бельгийский нейтралитет. Большую часть страны заняли войска Германии и лишь небольшая территория оставалась под контролем бельгийских и британских войск.

Лишь в 1936 году королевство Бельгии снова возобновило политику нейтралитета. Однако и на этот раз статус просуществовал недолго. В мае 1940 года немецкие войска вторглись в Бельгию и заняли страну за 18 дней. Через 4 года после окончания Второй мировой войны, в апреле 1949-го, Бельгия вступила в НАТО, окончательно утратив нейтралитет.  

С той поры столица Бельгии Брюссель стал неофициальной столицей Европы. Здесь находится штаб-квартира совета НАТО и штаб-квартира Евросоюза. В этом городе больше послов и дипломатов, чем в любом другом населенном пункте планеты. Видимо, поэтому, несмотря на обилие памятников архитектуры, Брюссель ощущается вполне современным городом.

Если же хочется почувствовать, какой была Бельгия до эпохи исторического материализма, то лучше всего отправиться в Брюгге. Этот город находится всего в часе езды на северо-запад от Брюсселя, и 600 лет тому назад именно Брюгге можно было считать столицей северной Европы. Кажется, время замерло в извилистых каналах и вымощенных булыжником улицах Брюгге. Именно здесь в ХІІІ в. местные жительницы организовали коммуны одиноких женщин, так называемые «бегинажи». Жившие в них женщины не были монашками, но давали клятву целомудрия, вели простую бедную жизнь. Они плели кружева и ухаживали за бедными. «Бегинки» имели право в любой момент покинуть общину, возвратиться к мирской жизни и выйти замуж.

До ХVI в. Брюгге был одним из самых богатых и успешных городов Западной Европы, здесь активно торговали мехами, тканями и рыбой. В Брюгге находилась первая европейская фондовая биржа. Здесь по-прежнему сохранились старые дома гильдий, замки и древние соборы.

На площади Гроте-Маркт находится дом ХV в.: в нем руководители города 3 недели продержали взаперти эрцгерцога Максимилиана Австрийского, который пытался ограничить их привилегии. Когда он стал императором Священной римской империи, то отомстил своим тюремщикам, перенаправив торговые пути в Антверпен. Брюгге остался в стороне от экономических и политических потрясений почти на 400 лет, сохранив тем самым свое историческое наследие.

Сегодня королевство Бельгия – благополучная страна с высоким уровнем жизни и такими же ценами, с богатой историей и культурой, привлекающей туристов. Проблем у местных жителей, на первый взгляд, нет. Но, присмотревшись повнимательнее, можно заметить, что такое впечатление обманчиво.

Самая острая проблема этого государства – постоянное соперничество, даже противостояние, двух регионов – Фландрии и Валлонии. Фламандцы, живущие в северной части страны и говорящие по-голландски, не очень хотят жить в одной стране с франкоговорящими южанами-валлонами – и те платят им взаимностью. Пока обе стороны сохраняют относительный «нейтралитет», но насколько он будет продолжительным, покажет время. 

Сергей КИРИК

Фото с сайта pixabay.com