Наверх

Диверсант из Дашковки

21 января 2024

Победный май 1945 года Михаил Титов встретил в военном госпитале с тяжелым осколочным ранением стопы. Вернувшись в родную Дашковку (Могилевский район), еще долго ходил на костылях – нога никак не заживала. Вспоминает, как парта в сельской школе казалась солдату до невозможности маленькой и неудобной. Миша еле умещался за ней, но уроки не пропускал. Лишенный на долгие пять лет возможности учиться, он вдруг ощутил невероятную тягу к знаниям.

– До войны был обыкновенным оболтусом, – шутит 96-летний бывший партизан. – Как можно высиживать на уроках, когда за окном столько интересного: зимой катаюсь на лыжах, летом не вылезаю из речки. Мне было 14, когда закончилось счастливое детство.

Не мальчик, а партизан

Первый день войны совпал с первым трудовым днем Миши. Вместе с бригадой близ Буйничей парень до позднего вечера занимался разметкой Днепра. Уставшие работники пешком вернулись в Дашковку, а там – шум, суета. Возле сельсовета – толпа мобилизованных. Громко играет гармошка, и ее звук то и дело пропадает в женских рыданиях и детских криках.

– Весь ужас оккупации ощутили в сентябре 1941 года, – вспоминает Михаил Антонович. – Фашисты расстреляли в деревне всех евреев и активистов советской власти, в их числе и моего 75-летнего дедушку. После нагрянули следующие каратели и зачистили комсомольскую молодежь. Моего 17-летнего брата уложили под снятую с петель дверь и, топчась сверху, раздавили насмерть. Не мог я бездействовать – и в октябре 1943 года попал в 346-й партизанский отряд в группу диверсантов-минеров.

С того времени и до соединения с частями Красной Армии юный партизан провел 3 диверсии на железной дороге по направлению Могилев – Жлобин и на перегоне Красница – Дашковка, 5 диверсий на шоссейной дороге Минск – Могилев, а также в родной деревне, где был взорван молокоперерабатывающий пункт в центре обороны немцев на Днепре.

Я расскажу вам о войне

– Прошло 70 лет, но до сих пор многое помню до мельчайших подробностей, – говорит участник событий. – Это случилось на проселочной дороге у деревни Лежневка Могилевского района. Была ранняя весна с морозными ночами, и дорога превратилась в ледяную колею, с которой машины не могли ни съехать, ни быстро затормозить. Партизаны вышли в поле, и по пути я обратил внимание на сосновую ветку в колее, которую сильно истерли автомобильные шины. В голове мелькнула мысль: «Лучшего места для мины и не придумать». Однако впереди была цель: седловина железной дороги между Красницей и Башкировым переездом. Отыскали стык рельсов на правой ветке из Могилева, по ней шли груженые вражеские составы в сторону фронта. В торце шпалы заложили около 13 кг тола и сверху установили мину, замаскировав ее кусочками гравия.

Обратный путь в родной лес лежал сквозь густой предрассветный туман, и мы с Гордеем Корнеевым под ту самую сосновую ветку заложили около 3 кг тола, а на мину набросали рыхлого льда. Только отошли от кромки леса, как послышался взрыв со стороны железной дороги. А как рассвело, за спиной шандарахнуло еще раз.

Михаил Титов награжден орденом Отечественной войны I степени. Представлялся к награждению орденом Красной Звезды, медалью «Партизану Отечественной войны» II степени.

Много лет спустя, проезжая мимо этого места с жителем Лежневки, Михаил признался знакомому, как вместе с боевыми товарищами минировал дорогу. Тот аж подпрыгнул на месте и рассказал, что весной 1944 года здесь действительно сгорели 2 машины охранной части СС. Взвод (около 50 человек) возвращался с очередной засады на партизан и взлетел на воздух. Очевидец утверждал, как на том пепелище нашел серебряный браслет от ручных часов. Пламя оказалось настолько сильным, что трупы обгорели до неузнаваемости.

И снова в бой

– 7 июля 1944 года после соединения с частями Красной Армии наш партизанский отряд расформировали, – называет точную дату Михаил Антонович. – И я оказался в Козельске, в составе 5-й запасной стрелковой дивизии. Прошел трехмесячную курсовую переподготовку, а в ноябре 1944-го меня направили на фронт. Бои шли круглосуточно в течение трех недель, без передышки. Полевая кухня нагнала наши наступающие части лишь однажды – мы же питались на ходу всем, что попадалось под руку.

В ночных боях за населенные пункты Титов четыре раза сходился с фашистами нос к носу. Там же, на территории Восточной Пруссии недалеко от Кенигсберга, его дважды контузило взрывами фугасных снарядов.

– Один из осколков ударил в левый висок, пробив два слоя шапки-ушанки, – рассказывает фронтовик. – На голове выросла огромная кровавая гематома. Кстати, буквально на следующий день ушанка спасла мне жизнь во второй раз. В суматохе где-то потерял каску, и, как оказалось, к счастью. Разрывная пуля прошла между моей головой и шапкой, прорезав бороздку на макушке. Был бы в каске – от головы остался бы фарш.

Тогда же Титова ранило в предплечье правой руки. После выздоровления солдат снова встал в строй. Однако при контрнаступлении советских войск подорвался на противопехотной мине. Госпиталь в Алленштайне, затем в Инстербурге (Черняховск Калининградской области), операции, ампутация раздробленной пяточной кости, перевязки, лечение – и два года на костылях.

Перемахнуть за сотню

После войны Михаил экстерном окончил семилетку в родной Дашковке. Жаль, но из 36 его ровесников, с которыми когда-то ходили в один деревенский детский сад, в живых остались только шестеро.

Далее учеба в техникуме, затем институт, где Михаил встретил свою единственную любовь – Александру Ивановну Смирнову. Вместе с женой они прожили долгую, полную счастливых событий жизнь. На свет появились их трое детей – сын и две дочери.

Последняя должность Михаила Антоновича перед выходом на пенсию – генеральный директор Могилевского областного объединения молочной промышленности.

– Все в моей жизни правильно и по заслугам, – уверяет собеседник. – Вот только есть один пробел. Тогда, в годы войны, командование партизанского отряда представило меня к ордену Красного Знамени. Оформление и сдачу документов поручили моему земляку-лейтенанту. А он в отместку моему отцу, председателю сельсовета, который когда-то раскулачил его семью, уничтожил наградной лист. След этого офицера затерялся где-то на Донбассе. Не теряю надежды, что когда-нибудь справедливость восторжествует и заслуженная награда найдет меня. Как верю и в то, что поколению моих внуков и правнуков удастся сохранить мир на нашей белорусской земле. Хочу быть тому свидетелем. Ради этого готов перемахнуть за сотню.

Виктория БОНДАРЧИК

Фото  из архива Михаила ТИТОВА

Лента новостей
Слушать радио
Новое радио Народное радио
Лента новостей
21 февраля 2024 20 февраля 2024 19 февраля 2024
Все новости