Общество и профсоюзы

Психолог о семейных агрессорах: «В основном списывают всё на «женщина спровоцировала»

Руководитель Коррекционной программы для мужчин, применяющих домашнее насилие, рассказал, почему агрессию нельзя искоренить, но можно научиться с ней справляться.

Проблема бытового насилия в нашей стране по-прежнему сохраняет свою актуальность. На недавнем заседании Совета Безопасности Беларуси на эту тему высказался и Президент, заявив, что рост домашнего насилия и преступности в быту вызывает тревогу.

Портал 1prof.by побеседовал о проблеме агрессивного поведения в семье с руководителем Коррекционной программы для мужчин, применяющих домашнее насилие, семейным психологом Романом Крючковым.

Сохранить отношения

Терапия насильственного поведения в Беларуси началась еще в 1990-х годах, когда женские организации стали активно сотрудничать с социальными службами. В частности, ОО «Радислава» на базе ТЦСОН Первомайского района Минска организовала службу помощи гражданам, пострадавшим от насилия. Роман Крючков работал в центре штатным психологом, одновременно пытаясь наладить работу и с мужчинами-агрессорами.

«С 2015 года коррекционная программа функционирует на базе Минского городского центра социального обслуживания семьи и детей, — рассказал специалист. — Основные задачи, которые мы ставим перед ее участниками, — оспорить насильственное поведение и заменить его уважительным и конструктивным, а также помочь мужчине принять ответственность за то, что он совершал».

Как правило, семейные пары приходят добровольно, когда уже есть явные проблемы в отношениях. Главная мотивация обращающихся за помощью — сохранить их.

Стандартная формулировка, с которой записываются на консультацию в центр, — «Конфликт, предразводная ситуация». Про насилие при этом ни слова. Но нередко выясняется, что именно оно является причиной сложившейся ситуации. Когда дело доходит до рукоприкладства, прессинга и оскорблений, страдают не только сами участники конфликта, но и их дети, близкие. А иногда семейные ссоры заканчиваются и вовсе плачевно…

Провокация и нормы

По словам Романа Крючкова, портрет среднестатистического агрессора составить сложно. Люди приходят разного возраста, уровня образования, с разной продолжительностью брака или отношений. Единственное, чем они отличаются от других, — применение насилия. Оно может быть только физическим, психологическим, экономическим, а может быть комбинированным. Иногда мужчина не применяет физическое насилие по отношению к близким, а просто, скажем, запугивает их, ударив кулаком в стену или разбив что-нибудь.

Свое поведение агрессоры объясняют по-разному. В основном списывают все на «женщина спровоцировала». Мол, не делает то, чего я хочу, и делает то, чего я не хочу. Кроме того, важную роль играет принятая в обществе норма: «мужчина — глава семьи, и женщина без него никто», которой стремятся соответствовать.

«Еще один фактор — поведение самой жертвы. Если она в силу разных причин оказывает сопротивление в том или ином виде, но остается, то агрессор стремится к власти и контролю над ней, — объясняет психолог. — Поэтому нам важно работать с обоими партнерами».

Сначала психолог проводит с мужчинами несколько индивидуальных сеансов, чтобы оценить пригодность к групповым. Параллельно с женщинами работают специалисты, чья задача — помочь взять ответственность за свою жизнь на себя. В ситуациях с бытовым насилием жертве зачастую не хватает смелости что-то кардинально поменять. Это не обязательно должен быть развод, но женщина должна знать, какие у нее есть права. Такая совместная работа позволяет специалистам контролировать ситуацию.

В группе обычно собирается до 10 человек. Занятия длятся 2 часа и проходят еженедельно. «Программа структурирована, в ней расписаны упражнения, темы, дополнительные инструменты. К слову, подобная схема успешно применяется и в других странах – например, в США, Великобритании, Швеции, Польше», — рассказал Роман Крючков.

Специалист приводит в пример одну из тем — детскую. Она рассчитана на мужчин-агрессоров, которые являются родителями. «На таких занятиях анализируется их собственный детский опыт. Кроме того, мы выясняем, не пострадали ли они сами от бытового насилия, рассматриваем методы насильственного и ненасильственного воспитания и изучаем разнообразные методики по управлению гневом».

Коррекция после наказания

По статистике правоохранителей, в 2017 году зафиксировано около 2 500 уголовно наказуемых деяний в сфере семейно-бытовых отношений. Административных протоколов на домашних дебоширов составлено в десятки раз больше.

По словам замначальника УНИД МВД Сергея Аляшкевича, ведомство выступает инициатором изменений в законодательстве и ужесточения наказания для агрессоров. Кроме того, участвует в реализации проекта международной технической помощи по противодействию гендерному насилию, который предусматривает коррекционную программу для мужчин-агрессоров. Поэтому к работе подключились уголовно-исполнительные инспекции, где состоят на учете большинство осужденных, в том числе за семейно-бытовые преступления.

Пока участников программы с уголовным прошлым немного. Сюда их направляют правоохранительные органы, но это дело добровольное – у нас в стране нет законодательной возможности принудить человека к психокоррекции. Самая главная сложность в работе с такими участниками — отсутствие мотивации. При этом важно понимать, что только наказание, назначенное судом, ситуацию не исправит: человек, отбывая его, не учится справляться со своей агрессией.

Каков результат?

Пока подобные занятия в Беларуси бесплатные. А вот в других странах за участие в коррекционной программе нужно платить, что позволяет отсеять немотивированных людей.

«Большинство мужчин, которые проходят через коррекционную программу, либо сильно снижают уровень агрессии и насилия, либо совсем перестают применять их, — заключил Роман Крючков. — Однако далеко не все доходят до конца. Многим, например, трудно посещать занятия на протяжении 6–8 месяцев. Бывает и так, что, пока мужчина проходит коррекцию, женщина принимает решение развестись. Но он все равно остается в программе – потому что видит, как начинает меняться».

Справочно: круглосуточная кризисная телефонная информационная линия по проблемам семьи и детей (8-017) 317-32-32.

Ирина ЯНУШКЕВИЧ

Фото автора