Наверх

От сахарных пакетиков до колготок: какие необычные предметы коллекционируют белорусы

14 августа 2023

Кто из нас не увлекался банальным собиранием марок, монет, открыток, спичечных коробков или пачек сигарет? Однако среди традиционных коллекций попадаются и довольно оригинальные. Мы узнали у нескольких белорусов, почему они выбрали это хобби, и какие непривычные предметы составляют основу их коллекций.

Ирина: колокольчики (кампанофилия)

– Заниматься коллекционированием я начала еще в детстве. Но это были не колокольчики, а, если помните, пластмассовые циферки из сыра. Я вынимала их и складывала в шкатулку.

Я тогда даже не думала, что начну собирать колокольчики. Хотя я с ранних лет полюбила большие колокола, даже мечтала научиться в них звонить. Поэтому, уже поступив в академию музыки, записалась на факультатив по колокольному звону. Теперь у меня есть диплом звонаря.

Маленькие колокольчики я начала искать лишь после поездки в Полоцк, где на экскурсии купила первый экземпляр будущей коллекции. Он был еще и фиолетовым – это мой любимый цвет. С тех пор это один из моих любимчиков, хоть мне, как дипломированному звонарю, и не очень нравится издаваемый им звук.

После я начала покупать колокольчики везде, куда ездила. Мне их привозят со всего мира друзья и родственники. Сестра путешествовала по Европе и привезла колокольчики из Швеции и Кракова. Сама я купила в Москве очень красивый золотистый колокольчик с изображением Храма Василия Блаженного. А самое главное он, в отличие от полоцкого, очень красиво звучит. А еще сильно люблю колокольчик, который мне прислал друг из далекого Северска. У этого экземпляра на одной стороне нарисован красивый закат, а на другой – белый медведь.

Материал, из которого изготовлены колокольчики, тоже разный. Полоцкий, например, глиняный. Московский – металлический. Есть даже колокольчик, выполненный в виде куклы-мотанки.

Моя коллекция стоит на видном месте – на старом пианино Berlin. Я «навещаю» свои колокольчики раз в неделю, чтобы вытереть с них пыль. Их количество постоянно растет, соответственно увеличивается и время уборки. Но я всё равно никому больше не доверяю это дело, так как один колокольчик мне уже разбили. Я тогда успокоила себя мыслью, что это произошло на счастье.

Сложно сказать, почему люди вообще что-то начинают собирать. Может быть, это особая черта характера, потребность в комфорте, защищенности, стабильности, которые возникают в процессе собирания разных вещей.

Никита: книжные закладки (ляссефилия)

– Собирать закладки я начал не столько из любви к книгам, сколько из любви к путешествиям. Самые первые экземпляры мне привезла мама из Таиланда, когда я еще учился в школе. Это были металлическая и деревянная закладка со слонами – главным символом страны.

Металлическая уже даже немного истерлась – я слишком часто пользовался ею по назначению.

Но настоящее коллекционирование началось с командировки в Монголию, из которой я привез кожаную закладку. Как выяснилось, бывают и такие. Вообще закладки изготавливают почти из всех материалов: бумаги, металла, ткани, дерева, пластика. Бывают закладки на магнитах, металлические с зажимом или с крючком. Думаю, такой сувенир куда интереснее банального магнитика.

Поэтому я стал покупать закладки во всех странах, в которые ездил, или просить друзей привозить мне их оттуда, куда я еще не попал. Например, мамин знакомый привез мне металлическую закладку в виде Моны Лизы из Франции, а коллега – тряпичную с рисунком акварелью из Танзании.

В некоторых странах, например во Вьетнаме или Турции, закладками завалены целые стеллажи, там проблема состоит в выборе. Но бывают и такие места, где невозможно найти хотя бы одну закладку. Важно, чтобы она ассоциировалась со страной происхождения, что тоже не всегда получается.

В Беларуси с закладками тоже беда. У нас сувенирная продукция такого рода встречается нечасто. У меня есть несколько экземпляров из нашей страны, но на их сбор у меня ушло в совокупности больше года. Одну, бумажную, я купил в Национальной библиотеке. Вторую, вязаную, с белорусским орнаментом – в Мирском замке. Третью, тоже бумажную – в Гомеле, в филиале старообрядческого музея. Еще две нашел в Национальном художественном музее, вот там их много. Но они с картинами, а не с узнаваемыми символами страны. Почему нет закладки в виде слуцкого пояса, например?

По назначению я коллекционными закладками стараюсь не пользоваться. У меня есть 2-3 штуки, с которыми я обычно читаю книги. Храню их в фотоальбоме. Это не лучший из вариантов, страницы плохо держат металлические закладки, а полиэтилен некрасиво гнется, но ничего другого я пока не придумал.

Почему люди коллекционируют? Не знаю. Лично я коллекционирую, потому что закладка сама по себе существует, чтобы напоминать. Напоминать, на какой странице ты остановился. Или как классно тебе было в Нячанге или Стамбуле.

Иван: сахарные пакетики (глюкофилия)

– Собирать сахарные пакетики я начал еще лет в 14-15, когда жил в Молодечно. Самое смешное, что я не люблю сахар. Поэтому когда мне приносили чай или кофе в кафе, я откладывал пакетики в сторону.

Со временем заметил, что они бывают разные. Например, в виде пирамидки. Оказывается, такие популярны в Китае и Индии. Где-то сахар предлагают в виде рафинада, тоже в пакетиках, я и их собираю. А самый шик, новейшая, можно сказать, разработка – это когда сахар как карамельного петушка намазывают на палочку, чтобы этой же палочкой потом чай размешивать. Такие у меня тоже есть.

Когда я учился в школе, коллекция не была такой большой, и родители часто использовали ее, что называется, по назначению. Затем коллекцию случайно нашла 3-летняя дочка и хорошо с ней поиграла. Поразительно, но с тех времен у меня даже что-то осталось.

Например, пакетики местной пиццерии «Пингвин» или из крутого минского бара «Граффити», когда он только открылся в 1990-е. Из «Граффити» пакетики, кстати, очень ценю. Из-за эмоций, которые этот бар когда-то вызывал, и из-за того, что он уже закрылся.

Много у меня экземпляров, приуроченных к каким-то событиям, – Чемпионату мира по хоккею 2014, Европейским играм 2019 г. Пакетики с различных выставок вроде «ПродЭкспо» или «БелАгро» тоже есть, и, надо признаться, часто их нужно было прям отвоевывать. Представители производителей почему-то часто отказываются их отдавать, даже за деньги. А ведь там очень много уникальных образцов, еще не вышедших в продажу, или даже такие, которые вообще никогда не выйдут.

Много у меня и пакетиков из других стран. Сначала их привозил только я, в основном из ближнего зарубежья. Но постепенно их стали добывать и друзья. Один мой друг, например, много катался по миру в качестве ди-джея. Он сам собрал целую коллекцию, чтобы потом торжественно вручить ее мне. Там были пакетики из Венеции, с Ибицы, из разных штатов США. С одной только Ибицы он мне 10 штук привез. Из них у меня сейчас осталось лишь два пакетика. Остальные я раздал другим коллекционерам.

Да, глюкофилия – довольно распространенное увлечение. В Минске есть несколько групп в социальных сетях, где мы делимся своими находками и договариваемся о встречах для обмена. Большую часть пакетиков с Ибицы я переправил знакомой из Санкт-Петербурга. Она еще более хардкорный коллекционер: ищет очень редкие упаковки. Охотится обычно сразу за двумя экземплярами – один оставляет нетронутым, другой высыпает и вклеивает в специальный альбом.

Сам я никак свою коллекцию не систематизирую. Просто складываю в пластиковые контейнеры. Несколько пакетиков поместил под стекло, но даже представить страшно, сколько нужно рамок для всей коллекции, – сахара слишком много. Я его весь однажды даже взвесил. Как оказалось, за все эти годы я насобирал примерно 20 килограмм.

Зачем я это коллекционирую? Да кто его знает! Может оставлю потомкам в наследство. У меня много пакетиков из мест, которых закрылись, есть привязанные к каким-то важным событиям вроде тех же Европейских игр. В будущем такие экземпляры, сохранившиеся у коллекционеров, будут стоить хороших денег. На худой конец всё это можно просто ссыпать в банку. Сахар в доме нужен всегда.

Олег: монеты (нумизматика)

– Мое увлечение нумизматикой началось еще в детстве. Первые монетки подсовывали отец и старший брат когда мне было лет 7-8. У меня в детстве было много увлечений: марки, фантики, много чего. Но монеты я собираю до сих пор. И сам уже подсовываю их своему 9-летнему сыну. У него уже есть своя коллекция, в которой, на самом деле, есть экземпляры, от которых не отказался бы и я.

В школьные годы я собирал коллекцию вместе с еще четырьмя ребятами. Один раз мы насобирали около 20 разных монет. Тогда один из одноклассников сказал: ну и что это вы насобирали? Пойдемте ко мне, я покажу вам как выглядит коллекция моего отца, вот это настоящая коллекция! И она действительно была впечатляющая. Мы смотрели на золотые червонцы как на настоящие сокровища. Мы даже добавили их в свой сборник, образно разумеется. Настоящие червонцы нам, конечно же, никто не дал. Но мы положили на них бумагу и закрасили карандашом, чтобы проявились очертания.

Еще мы собирали монеты, которые находили у железной дороги. Или сами клали монетку на рельсы и ждали, пока по ней проедет поезд. Такие расплющенные экземпляры казались нам интересными, в них была какая-то история.

Постепенно ребята от собирательства начали «отваливаться». Я один продолжил собирать коллекцию и занимаюсь этим до сих пор.

Монеты попадали ко мне по-разному. Например, у меня есть японская иена с дырочкой посередине – подарок моего друга Акиры Фурасавы, который был у меня свидетелем на свадьбе. Также у меня в коллекции есть обычный пятак 1991 года, который лично для меня наполнен важными воспоминаниями. Ведь именно его я клал себе под пятку, когда шел на экзамены в 9 и 11 классах.

Есть в коллекции и сувенирная монетка из Кракова. Ее сделал мне автомат, расположенный у костела Святого Петра и Павла. Дело в том, что изначально эту церковь возвели слишком близко к тротуару, и прохожие не могли увидеть ее красоты. Тогда монахи просто передвинули сооружение на 10 метров назад. Поэтому монетка из Кракова стала для меня символом исправления своих ошибок, того, что всегда можно сделать шаг не только вперед, но и назад.

Вся моя коллекция рассортирована по альбомам – по странам, по историческим периодам. Сейчас мое основное внимание направлено на монеты СССР, я хочу собрать всю коллекцию от года основания Союза до его распада. У меня есть отдельные альбомы для экземпляров выпущенных до 1950-х гг. и после них. Есть отдельный альбом только для 50-копеечных монет. Конечно по меркам больших коллекционеров собрание у меня скромное – всего около 120 уникальных экземпляров. Но это значит, что есть куда стремиться.

Почему люди что-то коллекционируют? Я считаю, что любое собирание (адекватное, не как у Плюшкина) наполнено сверхзадачей. Я получаю удовольствие, когда держу монету в руках. Она раскрывается через воспоминания, рождая во мне эмоции. Если хотите, это как заготовки на зиму. Только не огурцов, а эмоций.

Эва: колготки и чулки

– Колготки для меня – не просто увлечение. Я веду блог в Инстаграме, где фотографирую свои ноги в красивых колготках.

Идея появилась абсолютно спонтанно. Я ехала на машине на работу и взгляд непроизвольно упал на мои колени, затянутые в ажурные колготки. Мне подумалось: ой, как симпатично, надо сфоткать. Выложить фотографию я решила на отдельном аккаунте без лица и имени. Когда я так сделала, мне прилетела сотня лайков, и я решила продолжать.

Изначально, когда я еще не планировала собирать колготки, весь нейлон хранился в общем пакете без оригинальных упаковок. Теперь же все экземпляры хранятся в двух специальных выдвижных ящиках аккуратными стопочками.

Для своего блога я старалась выбирать колготки с интересным дизайном. Однако большую часть экземпляров мне присылают сами подписчики из разных стран. Кто-то отправляет их в знак признательности за то, что я веду свой блог. Кто-то же просто хочет, чтобы я сфотографировала ноги именно в тех колготках, которые прислал он ли она.

Из всех брендов, которые есть в моей коллекции, самый любимый, пожалуй, Cervin. Особенно их нейлоновые модели, которые практически не изменились с 1920-х гг. Лично моя любовь – чулки с уплотненной пяткой и швом сзади, этакая отсылка к эпохе старого Голливуда.

Колготки этого бренда в моей коллекции, собственно, самые дорогие. Еще у меня есть Dior, Yves Saint Laurent и Wolford. Последние тоже недешевые. Однако я знаю женщин, которые носят только их и считают высокие цены вполне оправданными.

Все свои колготки я стараюсь надеть хотя бы раз. Какая бы ни была классной вещь, но она для того и создана, чтобы человек ее носил, а не просто любовался. Если что-то рвется, очень жаль. Но всегда есть замена. К тому же, я ношу колготки очень аккуратно. Самые древние экземпляры моя мама купила для себя еще в 1990-е. Они благополучно дожили до наших дней. Не ношу я только шелковые колготки все той же фирмы Cervin, мне страшно их надевать и жалко порвать. Я просто их достаю и трогаю, ощущая всю нежность и прохладу шелка на своих руках.

Зачем люди коллекционируют? Как говорят психологи, так они сублимируют свою нерастраченную энергию (часто сексуальную). Но я в это не очень верю. Тем более, что моя коллекция не задумывалась специально. В принципе, и появилась она у меня именно благодаря моим подписчикам. А когда тебе какой-нибудь человек из далекой страны говорит простое человеческое спасибо за твой блог, то ты понимаешь, что ведешь его не зря. К тому же, женщина в платье и чулках – это однозначно очень красиво!

* * *

Ранее мы писали о еще двух увлеченных людях – мужчине, коллекционирующем модели тракторов, и женщине, собирающей живые гладиолусы.

Никита ГРЕБЕННИКОВ

Фото автора и героев материала

Лента новостей
Слушать радио
Новое радио Народное радио
Лента новостей
27 мая 2024 26 мая 2024 25 мая 2024 24 мая 2024 23 мая 2024 22 мая 2024
Все новости