Наверх

«Белорусы очень добрые, только не злите их!». Серб из Минска – о манерах за столом и гамбургерах с родины

11 октября 2023

Мы продолжаем беседовать с иностранцами, переехавшими жить в Беларусь. В этот раз удалось поговорить с Сашей Секуличем, приехавшим в нашу страну из Сербии. Сейчас он работает шеф-поваром в «Дворцовом пабе №25» во Дворце культуры профсоюзов в Минске.

«Мама когда услышала, целую минуту молчала»

Интервью началось с вопроса, который мы задаем каждому иностранцу: когда вы впервые узнали о существовании Беларуси? Оказалось, Саша слышал о Беларуси, когда она еще не обозначалась на карте мира – в далеком 1989 году. Тогда у его родителей, фермеров из небольшого городка Сомбор, появился верный помощник – трактор «Беларус».

Черный хлеб в Сербии называют русским. Чаще всего он здесь сладкий, иногда в него даже добавляют кусочки мармелада.

– Готовить начал еще в детстве. Родители постоянно работали в поле, и у мамы не хватало времени на всё. Свою первую пиццу я приготовил уже в семь лет. Я руководил процессом, а младшая сестра мне помогала.

Саша решил, что работа в поле ­– не для него. Он выучился на повара, нашел себе наставника и устроился в одно из местных заведений. Но однажды услуги молодого кашевара стали не нужны сербскому работодателю, и Саша решил откликнуться на предложение, поступившее из далекого Калининграда:

– Мама, когда услышала от меня по телефону, что я уезжаю в Россию, целую минуту просто молчала. А потом сказала: «Там, наверное, холодно. Давай тебя хоть оденем нормально». У меня до сих пор дома лежит куртка, которую она мне подарила. Толстенная.

Молодого повара взял на работу соотечественник, владелец ресторана в прибалтийском городе. Сыграла роль не столько земляческая солидарность, сколько Сашино отношение к алкоголю:

– У него были проблемы с работниками, они часто пили. Получали зарплату и уходили в загул. Иногда не появлялись на работе неделю. А я не пил. И до сих пор не пью. Только пива чуть-чуть. Зачем себя травить?

Постепенно Саша начал обживаться в Калининграде и учить русский язык. Молодой человек повсюду ходил с записной книжкой, куда вносил все незнакомые слова. К счастью, русский язык похож на сербский, из-за чего в нем много одинаковых слов. Например, «коса» или «лук». Или «папа», которое по-сербски звучит «тата», равно как и по-белорусски.

Схожесть языков, кстати, – вовсе не обязательное условие для выживания иностранца в русскоязычном городе. Ранее мы брали интервью у китайца, который рассказал нам, что для выживания в Минске ему потребовалось лишь пять слов.

Официальным письменным языком в Сербии является кириллица – вуковица. Однако вне официального обихода сербы широко пользуются латиницей – гаевицей.

– Но одного я понять не мог. Вот есть слово «два», а есть «двадцать», – связь понятна. Есть слова «три» и «тридцать». Тоже понятно. Но почему четыре десятка – это «сорок»? Где связь? В сербском языке четыре десятка так и называются – «четрдесет». Меня это удивляло какое-то время.

«Мне говорили, что я ненормальный, а я на ней женился»

Возможно, Саша так и жил бы в Калининграде, если бы однажды не встретил свою будущую жену:

– Я когда ее увидел, сказал: «это моя судьба, я на ней женюсь». Мне все говорили: ты ненормальный, на ком ты жениться собрался? Тебе лет-то сколько? Мне тогда было 24 года. А в 26 я действительно на ней женился.

По статистике больше половины сербов от 25 до 34 лет живут с родителями. К такому решению часто приходят даже те, у кого есть работа.

Девушка оказалась белоруской родом из города Барани, что под Оршей. Однако первая поездка в Беларусь для Саши закончилась довольно быстро. Познакомившись с родителями невесты, молодые отправились праздновать свадьбу на родину жениха. В компании его многочисленной родни.

– На свадьбе было много людей, и все тянули рюмки к родителям невесты. У нас в Сербии о пьющем человеке говорят «пије као Рус». Вот всем и хотелось выпить с этими самыми «русами».

В Сербии у пары родилась первая дочка. Но через какое-то время молодые родители решили все-таки вернуться в Беларусь: у жены было не так много времени, чтобы освоить язык страны происхождения мужа. Зато муж хорошо знал язык жены. Четыре года Саша проработал поваром в Орше, после чего пара решила переехать в большой город с большими возможностями.

– Минску могут позавидовать многие мегаполисы. Тут так чисто! Выбросите бумажку на асфальт и посмотрите, сколько она там пролежит? А еще город безопасный. Я могу спокойно отпустить старшую дочку гулять по городу поздно вечером. Я точно знаю, что с ней ничего не произойдет.

Что касается белорусов, то и тут характеристики классические. Почти…

– Белорусы очень гостеприимные. И очень добрые. Главное – не злите их. При этом, сербы, по-моему, более эмоциональные. Но спровоцировать можно и белоруса.

А еще Саша Секулич отметил, как похожи оба народа – языком, вероисповеданием. Иногда похожи в буквальном смысле слова:

– Когда я хожу по Минску, у меня часто бывает ощущение, что я где-то видел прохожего. Причем видел не здесь, а в Сербии! Настолько наши народы похожи!

«Почему вы едите без ножа?!»

Сейчас Саша трудится шеф-поваром «Дворцового паба №25» во Дворце культуры профсоюзов в Минске. Помимо этого он регулярно участвует в профсоюзных активностях. Недавно, например, председательствовал в жюри кулинарного конкурса IX Республиканского туристического слета на призы Федерации профсоюзов Беларуси.

Сербы пьют много кофе, а чай считают больше целебным напитком. Предложив местному жителю чаю, можно даже услышать в ответ: «Спасибо, я не болен».

Разумеется, как повар, Саша не мог не отметить отличия между белорусской и сербской кухнями. Наша предлагает гурманам много интересного, но одно блюдо серб понять не может до сих пор:

– В Калининграде я впервые попробовал окрошку с квасом. Я до сих пор не понимаю, что это за блюдо такое, и как его вообще можно есть. Суп должен быть сытным, чтобы им можно было наесться. Поэтому, например, белорусский борщ на кефире мне нравится, он сытный. А окрошку на квасе я так и не смог принять.

У иностранцев, с которыми мы беседовали в рамках проекта «Свой среди своих», отношения с белорусской кухней складывались по-разному. Так, мы брали интервью у австралийца, чья любовь к нашей еде началась с ненависти.

Осваивая нашу кухню, Саша параллельно старается знакомить посетителей «Дворцового паба №25» с сербской. В меню такие балканские блюда прячутся за понятными каждому белорусу словами.

– Например, как белорусы представляют себе кебаб? Как одну длинную котлету. Но в Сербии так не делают. Мы делаем их маленькими котлетками, чтобы можно было съесть за два укуса. И в пабе я готовлю так.

Кстати, красное вино в Сербии называют черным.

По предварительному заказу в заведении можно заказать и сербский гамбургер:

– Блюдо называется плескавица. Берем фарш, лепим из него котлетку и кидаем ее о стол. Получается плоская котлетка, как в гамбургере. Две-три минуты жарим и все. Ваш гамбургер готов.

На вопрос «чем сербский посетитель ресторана отличается от белорусского» Саша отвечает встречным:

– Почему вы едите без ножа? Он же не просто так лежит! Это практично. Как котлету без ножа есть? Или если помидорка попалась слишком большая? В Сербии едят ножом и вилкой. В Беларуси почему-то только вилкой. Вот этого до сих пор понять не могу.

Никита ГРЕБЕННИКОВ

Фото Степана ТЮШКЕВИЧА и из открытых интернет-источников

Лента новостей
Слушать радио
Новое радио Народное радио
Лента новостей
17 июня 2024 16 июня 2024 15 июня 2024 14 июня 2024 13 июня 2024
Все новости