Стиль жизни

«Радость!» в городе. Куда сходить, гуляя по фестивальному Витебску

В Витебске продолжается Международный православный фестиваль «Радость!». Важная часть праздника – работа палаток на открытой площадке по улице Пушкина.

Здесь не только можно приобрести сувениры, продукты, предметы культуры. Гости с удовольствием рассказывают о местах, откуда они приехали, делятся секретами своего ремесла. Одно из самых необычных для Беларуси – декорирование окладов икон натуральным камнем.

Из уральских самоцветов

Челябинская иконная мастерская в Беларуси представляет свое творчество впервые. А возрождают старинный промысел ее мастера уже 30 лет.

– Умение декорировать оклады натуральным камнем было утрачено в годы лихолетья. Говоря об этом, мы имеем в виду советские времена, когда христианство подвергалось гонениям, – рассказывает директор мастерской Юлия Черепанова. – А 30 лет назад у Лидии Блохиной, которую мы называем своей родоначальницей, появилась идея возродить забытое искусство.

Христианской традицией всегда предполагалось декорировать святые образа в благодарность святым: цари и князья заказывали оклады с драгоценными и полудрагоценными камнями, в меру своего достатка украшали образа и люди низших сословий. Мама Лидии Блохиной в войну декорировала святые лики фольгой и искусственными цветами, создавая красоту из того, что было доступно.

Сейчас в Челябинской мастерской обрамляют самые разные иконы. Мастера сотрудничают с иконописцами всей России. Как замечает Юлия, в каждом регионе страны есть свои традиции, своя узнаваемая техника иконописи. Уральские мастера сотрудничают с огромным количеством художников. Обрамляют здесь и простые печатные иконы, и образа разных размеров, чтобы декорированный лик мог себе позволить человек с любым достатком.

Кстати, о последнем позаботилась сама Лидия Блохина. Она оставила мастерской большие запасы натурального камня, много хрусталя. Это позволяет не поднимать цены на произведения искусства. Например, за минувший год иконы не переоценивались ни разу.

– Часто приходится слышать мнение, будто камни у нас на Урале просто валяются под ногами, а мы ходим и их собираем, – улыбается Юлия. – На самом деле это миф. Материал нужно добывать. Этим занимаются добывающие компании, они же перерабатывают природное богатство.

В советские времена, рассказывает директор, в Челябинске было много камнерезных мастерских, в 90-е годы некоторые стали невостребованными и закрылись. Но многое и осталось. Сегодня из природного камня делают кабошоны нужной формы любого размера.

– А природный камень – глаз не оторвать, – отмечает Юлия. – Природа – гениальных художник.

Неповторимые качества и энергия камня натолкнули мастеров на идею создания картин. Теперь в Челябинской мастерской появляются и каменные композиции: картины и панно. Лето на Урале короткое, краски радуют человеческий глаз 2,5-3 месяца. А аметисты, хризолиты, титаны, нефриты несут в себе природную энергию и наполняют теплом дома.

За 30 лет работы мастерской здесь сменилось не одно поколение мастеров, которые делают всю работу по благословению.

– Сюда Господь приводит разных людей, не обязательно воцерковленных. И приход каждого очень индивидуален, – говорит Юлия Черепанова. – Хотя, невоцерковленому человеку, я думаю, достаточно сложно вдохновенно создавать иконы. А украшать их с любовью – наше главное правило.

С самого севера России

Представлены на фестивале различные обители. Один из уголков посвящен самому северному монастырю России – Свято-Троицкому Трифонову Печенгскому мужскому монастырю Североморской епархии.

Возведенная на вечной мерзлоте обитель находится на Кольском полуострове. Она построена без единого гвоздя в виде крепости-острога. Также без гвоздей возведен и принадлежащий ей морской кафедральный собор в Североморске в честь святого апостола Андрея Первозванного.  

500 лет назад этот монастырь основал преподобный Трифон Печенгский. Он обратил в православную веру многие языческие народы Кольского севера, например, поморов.

– Сам он родом из Тверской губернии, по зову Бога, сердца он пошел на Север и большими трудами основал этот монастырь, – рассказывают представители святыни. – Трифона Печенгского почитал царь Иван Грозный, на строительство монастыря выделял ему средства.

Наверняка, преследовал царь и геополитическую цель: в те времена не было четких границ между Россией, Норвегией, Финляндией. И земли, где основывался монастырь, присоединялись к России.

Надо ли говорить, что это место, как говорят, намоленное, оно обладает особой атмосферой. А еще в самый северный монастырь едут, чтобы поклониться святым мощам, которых там немало. Например, в кафедральном соборе хранится частица мощей святого Андрея Первозванного. Есть здесь и особая икона, так называемая северная троица. На ней лики святых, известных бесогонов – Трифона Печенгского, Варлаама Керетского и Феодорита Кольского.

– Раньше до монастыря паломники не доезжали. Валаам, Кижи, Соловки – это все южнее, там люди и останавливались, – поясняют у стенда. – Но теперь в километре от обители проходит трасса на Норвегию. И до монастыря, расположенного более чем в 300 километрах от Мурманска, добираться стало значительно проще.  

В обители немало монахов – бывших военных. А митрополит Мурманский и Мончегорский Митрофан – бывший капитан второго ранга, морской офицер в четвертом поколении. Он известен как писатель, историк, богослов. В то же время он очень близок к мирянам. Во время прямых линий, которые он ведет по телевидению, каждый желающий может задать вопрос и тут же получить ответ.

Монашество часто называют духовным подвигом. Совершать его в таких суровых условиях – особое призвание. И в награду за него монахи получают возможность жить в суровых и одновременно очень красивых краях. Монастырь, имеющий огромную территорию, стоит у горы в месте слияния двух рек. А удаление от мира стало поводом для того, что Патриарх задумался о том, чтобы именно в этом месте основать обитель старцев.

Виктория Дашкевич

Фото Олеси Серегиной