Общество и профсоюзы

Психически больной: как обжаловать медицинский «приговор» и найти работу

Психически больной: как обжаловать медицинский «приговор» и найти работу

К людям с психическими заболеваниями общество относится с предубеждением. Однако те, кого называют «сумасшедшими», далеко не всегда опасны, более того – в обычной жизни вы вряд ли выделите человека с заболеванием из толпы.

«Я знала женщину, которая работала в большой организации инженером, – вспоминает специалист по коммуникациям Белорусской ассоциации социальных работников Ольга Шишло. – Периодически ей нужно было ложиться в больницу. Конечно, причину госпитализации она не называла. Однако в коллективе каким-то образом «пронюхали», что она лежала в Новинках. Пришлось писать заявление на увольнение. У нее даже развилась фобия общения в большом коллективе! И это не единственный случай. К сожалению, когда узнают, что у человека есть психическое заболевание, на нем сразу ставят крест, начинают косо смотреть. Многие не выдерживают такого давления и увольняются».

Клеймение в XXI веке

В Древней Греции клеймо на теле раба или преступника называли «стигмой». Со временем мало что изменилось. Только теперь стигматизация – это навешивание «ярлыков», после чего «отмеченных» людей принято обходить стороной.

«Стереотипы и стигма – это самая большая проблема, с которой сталкиваются люди с психическими заболеваниями, – считает руководитель минского клубного дома «Открытая душа» Ольга Рыбчинская. – Стигматизация идет со стороны работодателя. Он может и не вникать, какое у человека заболевание. Брать на работу психа он не будет. И так думают многие. Человек с заболеванием очень боится такого контакта, вопросов о том, чем он болен. Потому многие вынуждены скрывать свой диагноз».

Еще одна трудность, которую испытывает больной на работе, – это невозможность влиться в коллектив. Например, мужчина, работавший каменщиком, вынужден был отказываться от ночных смен (для людей, которые проходят лечение, соблюдать режим дня крайне важно, иначе может случиться рецидив) и даже от посиделок с коллегами после рабочей смены (людям с подобными заболеваниями не рекомендуется употреблять алкоголь).

«Он так и не нашел в себе силы объясниться с коллективом и уволился. Но, думаю, он поступил правильно, – считает Ольга Рыбчинская. – Чтобы открыться, человек с заболеванием прежде всего должен находиться в безопасной среде. И быть уверенным, что его поймут и не осудят».

Приходи – тебе помогут

В 2011 году в Минске Белорусская ассоциация социальных работников запустила проект – клубный дом «Открытая душа». Это место, куда приходят люди с заболеваниями психотического спектра и расстройства настроения. Согласно международным стандартам, все члены дома равны между собой. Тут никто не будет выпытывать у человека диагноз, если он сам того не захочет.

«Мы помогаем людям понять, что они не одни со своим заболеванием и с этим можно жить», – говорит Ольга Рыбчинская.

Клубный дом в чем-то похож на общественную организацию. У каждого члена есть обязанности, которые он выполняет добровольно и во благо дома. В клубном доме реализуются программы дневного пребывания и помощи в кризисных ситуациях, образовательная, досуговая программа, а также программа трудоустройства.

«Мы не устраиваем людей на работу, а только помогаем ее найти. Вместе составляем резюме, проводим лекции о том, как пройти собеседование, и устраиваем личностные презентации», – рассказывает руководитель клубного дома.

Членам клуба, которые хотят найти работу, прежде всего советуют заглянуть на сайт Белорусской ассоциации социальных работников stopstigma.by, где постоянно обновляется список вакансий для людей с психическими заболеваниями по городам: Минск, Брест, Гродно, Витебск.

В учреждениях активно используют и программу для адаптации инвалидов к трудовой деятельности. По этой программе только в брестском клубном доме удалось найти работу для троих молодых людей.

Работа без границ

«Еще одна сложность, которая останавливает людей даже на пути в психиатрический диспансер, – это страх. Люди боятся, что их поставят на учет и тогда они не смогут найти работу. Хотя нет такого запрета, по которому человек, например, с шизофренией, не может работать. Все зависит от группы инвалидности. Кстати, при шизофрении ее может и не быть. Каждый случай индивидуален», – комментирует Ольга Рыбчинская.

Для психически больных есть противопоказания к работе во вредных условиях труда, работе на государственной или военной службе. Так, человек с психическими нарушениями не сможет работать летчиком, судьей, рабочим на высоте. Водитель, у которого есть психические нарушения, однозначно не сможет трудиться по специальности. Человек же с юридическим образованием сможет подыскать работу по профессии.

Если заболевание, не совместимое с трудовой деятельностью, проявилось в процессе работы, то согласно трудовому праву наниматель может перевести его на другую должность, если человек в состоянии будет справляться с работой, а если нет – увольнения не избежать. На людей, которые из-за медицинских показаний не могут работать по специальности, распространяется социальная поддержка государства. Они могут пройти переподготовку при Министерстве труда и соцзащиты, программу адаптации к трудовой деятельности на одном из социальных предприятий, где им помогут найти работу по силам.

Как правило, люди с психическими заболеваниями постепенно учатся жить со своей проблемой и выбирают работу, которую в состоянии выполнять без угрозы ремиссии.

«Среди членов клубного дома есть курьер, работник завода, детского сада и научного института, уборщица, помощник продавца, дворник, программист, батлейщик, художник, художник-декоратор, социальный работник», – перечисляет руководитель клубного дома.

Кстати, за рубежом во многих клиниках и центрах по работе с психически больными считается правилом, чтобы среди персонала были люди с заболеваниями. Причем у них может и не быть специального образования – это тот случай, когда решающую роль играет личный опыт. Такие сотрудники – отличный положительный пример для пациентов: если у меня шизофрения и при этом есть работа, семья и машина, то и у тебя все получится.

Поговорим на желтой скамейке?

Вообще, у западных стран есть чему поучиться. Там людей призывают говорить о психических заболеваниях. В школах и студенческой среде устраивают тематические встречи и лекции на тему психического здоровья. А в канадских парках для борьбы со стигматизацией выставили… дружественные скамейки как своеобразную зону, где можно послушать о том, какие бывают психические заболевания, и даже в открытую поговорить с людьми об их диагнозах.

На улицах британских городов можно встретить скульптуру черной собаки – символ-напоминание о депрессивных расстройствах.

«Знанием можно бороться со стигмой в обществе и с одним из самых распространенных заблуждений – что люди с психическими заболеваниями опасны», – говорит Ольга Шишло.

Диана ФИЛИМОНОВА

Фото из зарубежных источников