Наверх

Модное наследие. Традиции ткачества продолжаются в Беларуси

10 августа 2022

Ткать ткани вручную? Не бессмысленные ли это хлопоты, когда полки магазинов пестрят продукцией «Беллегпрома» разных стран на любой вкус? «Нет!» – уверены современные ткачихи. Более того, молодые белоруски не просто осваивают традиционное ручное ткачество на станках, но и стараются овладеть уникальными техниками региона.

Доказательство этому – растущее число участников конкурса традиционного ткачества «Палатняныя пераплёты», который проходит в рамках фестиваля искусств «Славянский базар в Витебске». Форум окончен, но впечатления от знакомств остались.

Не прерванная традиция

В этом году свое мастерство показывали представительницы всех регионов страны. А с Брестчины, например, приехали представительницы ткаческой династии. Умения передавались от матерей к дочерям на протяжении как минимум пяти поколений. Сегодня в семье три поколения действующих ткачих.

Глава «клана» народных умелец – Нина Николаевна Козак. Она помнит, как ткали мама и бабушка. Кстати, сотканные ими полотна вместе с работами Нины Николаевны, ее дочери и внучки, мастерицы представили на выставке династии, которую организовали в рамках «Славянского базара-2022». Наверняка, традиция имеет более глубокие корни, ведь качественные полотна в цене были всегда.

– В Ганцевичском районе (а родом я из деревни Хатыничи) и сегодня есть традиция, к свадьбе наткать много рушников: на иконки, под каравай, хлеб и соль. А когда замуж выходила я, их нужно было еще больше. Когда приходили в сваты, всех женщин не просто повязывали рушником, а еще сверху добавляли пояс. Ткали рушники и для мужчин, но узоров на них было меньше, – рассказывает Нина Козак.

Женщина вспоминает, мама ткала и просто так, и для приданого. В семье воспитывались пятеро детей, двое из них – девочки. Ткали в основном зимой, летом хватало других хлопот. Собирались в самой большой хате. Именно в такой жили родители Нины Николаевны, размеры комнат позволяли не убирать ткацкий станок, он стоял в доме постоянно:

– Несколько соседок, как у нас говорят, «сосновывались»: собирались, покупали нитки и ткали одной, второй, третьей. В одиночку делать эту работу не просто: нужна помощь нитки намотать, а чтобы заправить станок, три человека требуется. Так друг другу помогали, да и дело веселее шло.

Маленькая Нина сначала была у мамы на подхвате, нитки мотать помогала, потом ткала белое полотно на четырех нитях. А однажды любопытная девочка задумала выткать узор сама. Попробовала – вышло. Так и стала полноценной мастерицей.

Уехав из родительского дома, девушка начала трудится на трикотажной фабрике в Пинске. Но в семье случилась беда, в возрасте 42 лет умер отец, на тот момент младшая Нинина сестренка только пошла в школу. Маме нужна была помощь, старшая дочь вернулась в родные Хатыничи. Там же вышла замуж.

– Когда в Ганцевичах открыли дом ремесел, меня туда стали звать на работу. Долго уговаривали, а я все не соглашалась, боялась не справиться, – улыбается мастерица. – Наконец рискнула, да так там на 20 лет и осталась. Сейчас на пенсии, но ткать продолжаю. Необходимости в этом нет, а любовь к ремеслу осталась.

«Заразилась» этой любовью и дочь Нины Николаевны – Наталья Рабцевич. Как когда-то и мама, начинала с белого полотна, потом осваивала все более сложные узоры. Умеет ткать и другая дочь мастерицы – Анна. Но она, по словам главы династии, этим не «горела»: выполнит задание, что мать дала, соткет белый отрезок той длины, о которой просили, и больше за станок не идет.

Внучка Саша, Наташина дочь, впервые взяла в руки бердо в возрасте 3 лет. Мастерица улыбается: когда ей привозили девочку на лето, можно было заправить бердо и идти на огород не волнуясь, пока нитки есть, малышка будет трудится и никуда не денется.

Александре уже 16 лет. И у нее все тот же упорный характер: если задумала выткать какой-то узор, никого не допустит, пока сама не разберется. А на это много времени и не надо, девушка все схватывает на лету, и в конкурсах участвует не первый раз. Бабушка признается, первое время волновалась, не будет ли внучка стесняться заниматься ткачеством. Но девушка переняла и усовершенствовала мастерство бабушки и мамы. А ее младшая двоюродная сестренка даже немного обижена: почему мама Аня не стала ткачихой.

На вопрос стоит ли сейчас в ее доме ткацкий станок, Нина Николаевна, улыбаясь, показывает три пальца. И заговорщицки признается:

– Сначала было два станка, а потом муж сделал маленький, специально для поездок. И так они ловко уместились в комнате возле телевизора. Я слушаю передачи и тку. На том станке, что на кухне стоит, заправлены половики. Это ткачество из лоскута, от него мусора много, потому и удобнее делать их не в жилой комнате, – поясняет мастерица. – Дочери ругаются, муж тоже. А чего ругаться, когда был полон дом детей, я скромнее была. А теперь говорю ему: «Обойдешь, танцевать мы тут не будем».

А вот у Натальи, которая живет в Барановичах, станка дома нет. В однокомнатной Барановичской квартире поставить его некуда. Да и работает женщина на швейной фабрике, не всегда хватает времени на любимое занятие. Но для семейного творчества не обязательно нужны громоздкие приспособления. Три поколения мастериц еще и вяжут, и вышивают.

– Используем наши аутентичные орнаменты, – говорит Нина Николаевна. – Я, к примеру, занимаясь вышивкой, отдыхаю. Ведь ткачество – это серьезная нагрузка на ноги, на связки. И руки болят. Но от традиции я не отказываюсь. И очень рада, что она продолжается.

Поставская соломка

Мастерицы из Поставского дома ремесел «Стары млын» Кристина Бресская и Елена Кривенькая не могут назвать себя продолжательницами традиции, которой уже не одно столетие. Но и в их творчестве есть своя «изюминка».

– Видите дорожку? Ей больше полувека, – говорит Кристина Бресская. – Не такой и солидный, на первый взгляд, возраст. Но уникальность в технике ткачества. Дорожку нашли на Поставщине в деревне Вештарты Новоселковского сельского совета. Мастерица соткала ее в 50-е годы прошлого века.

Соткано изделие так, что для основы использованы обычные нитки, а в качестве утка вплетали солому – не резаную, не чищеную, целыми прутками с коленцами. Скорее всего, такие дорожки ткали и выкладывали только на праздники, или использовали в храмах.

– В других регионах мы про такие дорожки и не слышали, да и у нас массово не встречали.  Потому это – наша ткаческая изюминка.

Теперь в Поставском доме ремесел активно фантазируют на тему найденной дорожки. Начали с малых форм – одежды для народной куклы. Кристина на ручном станке, чтобы не ломалась солома, ткет полотно. Вплетает соломенные прутики и в рисунок пояса, заправленный на бердо. Так сохранили технику, не потеряли ее. Женщины показывают кукол, одетых в ткани, вытканные по уникальной технологии, есть готовые пояса. Но продолжать в том же разрезе уже скучно, мастерицы планируют развиваться дальше, экспериментировать с соломой разной толщины. И, возможно, вернуть к жизни когда-то забытую уникальную поставскую традицию.

Виктория ДАШКЕВИЧ

Фото автора

Лента новостей
Лента новостей
26 сентября 2022 25 сентября 2022 24 сентября 2022 23 сентября 2022 22 сентября 2022
Все новости