Стиль жизни

Почему «Мона Лиза» не стареет? Ученые узнали, как шедеврам искусства удается противостоять времени

Возраст многих образцов панельной живописи, принадлежащих кисти итальянских мастеров, исчисляется сотнями лет. Но даже то, что полотна не всегда хранились в идеальных музейных условиях, особо не повлияло на их сохранность.

Искусствоведы всего мира долго ломали головы над причиной такой устойчивости картин времен Возрождения, пока не осознали: долгой жизнью картины обязаны кракелюру – узору из мелких трещин, образовавшихся на поверхности.

Как сообщает журнал Heritage Science, химики из Европы и США выяснили, что панельная живопись, покрытая кракелюром, остается стабильной, даже если хранилась в далеко неидеальных условиях. Подобный вывод удалось сделать благодаря активному применению точных наук в истории и искусствоведении, которые позволяют увидеть внутри артефактов и памятников то, что обычно ускользало из поля зрения экспертов, было утеряно со временем или по воле творцов.

Так, химик из Института катализа и химии поверхностей в Кракове Лукаш Браташ вместе с коллегами детально изучил процесс формирования кракелюра на картинах, написанных не на холсте, а на панелях – плоских листах из дерева. В начале эпохи Возрождения этот материал широко применялся художниками всей Европы. К числу самых знаменитых таких полотен относятся «Джоконда» Леонардо да Винчи, иконы Андрея Рублева и портреты Сандро Боттичелли.

Ученые давно пришли к выводу, что картины покрываются кракелюром из-за перепадов температуры и влажности. Под воздействием внешних факторов самый нижний слой полотен, называемый художниками грунтом, расширяется и сжимается. Его состав включает в себя различные типы белил, крахмала, желатина и других животных белков и жиров, что не дает последующим слоям красок впитываться в древесину. Это и придает полотну однородную текстуру и цвет.

В то же время искусствоведы считали крайне нежелательным возникновение на поверхности картин дополнительных трещин. По их мнению, новые отметины на кракелюре способствовали проникновению влаги в грунтовый слой и ускоряли его разрушение. Поэтому в крупнейших музеях мира поддерживается постоянный уровень температуры (21 оС) и влажности (45–55%).

Однако польские химики, их коллеги из США и Франции проверили, действительно ли так необходимо соблюдать этот температурный стандарт на выставках. Проследив за формированием кракелюра на двух дощечках, покрытых слоем грунта и хранимых в разных условиях, они детально просчитали, с какой скоростью будет возникать узор на поверхности.

Вопреки ожиданиям искусствоведов скорость появления трещин замедлилась, так как кракелюр не увеличивал, а уменьшал механическое напряжение внутри полотна. По этой же причине подобные дефекты не ускоряют разрушение «Моны Лизы» и других картин, а, наоборот, защищают их.

– Напряжение внутри грунта возникает в пространстве между трещинами. Чем больше эти зоны, тем сильнее напряжение и тем легче формируются новые разломы внутри краски. Этот процесс протекает до тех пор, пока дистанция между трещинами не снижается до такой отметки, когда кракелюр перестает формироваться, – подытожил Лукаш Браташ.

Ученый выразил надежду, что полученные данные помогут создать более дешевые системы климат-контроля в старых зданиях галерей и музеев, финансовые возможности которых ограничены.

Подготовил Максим КОЗЛОВ

Фото из открытых интернет-источников