В стране

Тайная и открытая война контрразведчика Ивана Сологуба

Судьба трижды подставляла подножки Ивану Сологубу. Она хотела стереть его, уничтожить, но характер, сила воли молодого человека каждый раз оказывались сильней.

Из сельского мальчишки – в пограничника

Будущий полковник военной контрразведки, начальник Особого отдела 42-й стрелковой дивизии Иван Сологуб родился в 1901 году на Минщине, в деревне  Усово нынешнего Копыльского района, в простой крестьянской семье. Как и все деревенские дети, мальчишкой пас коров, помогал родителям по хозяйству. В 16 лет решил ехать в Минск в поисках работы, однако заработок нашел на Кавказе, где жил знакомый отца. Во Владикавказе Ваня освоил телеграфное дело, овладев азбукой Морзе. Навык пригодился. Началась гражданская война, и 17-летний парнишка ушел добровольцем на фронт. Отчаянно воевал против армий Деникина, Врангеля в составе 2-й Донской дивизии.  Об этом сегодня свидетельствуют архивные данные, а также коллега-контрразведчик, впоследствии ставший писателем Алексей Кривошеин. Бережно хранят память о своем героическом предке и в семье Сологубов. У Ивана Ефимовича было трое детей – две дочери и сын. Старшей, Валентины, 1927 года рождения, уже нет в живых, а дочь Лидия и сын Анатолий живут в Беларуси – в Лиде и Барановичах. В доме Анатолия Ивановича находятся награды отца, его письма, воспоминания и документы.

– Папа ушел из жизни в 77 лет, хотя, рассказывал, мог погибнуть еще 21-летним парнем, – вспоминает сын. – При разгроме армии Врангеля под Туапсе он получил свое третье, самое тяжелое ранение за всю гражданскую войну. Врачи сказали, что с такими ранениями выживают двое из ста. Пуля вошла в голову за ухом, все разворотив, папа не мог ни есть, ни пить. Тем не менее, выжил.

Молодого красноармейца демобилизовали, и он вернулся в родную деревню. Какой же скучной и пресной показалась ему сельская жизнь! Парня тянуло обратно в армию, ему снились прежние боевые походы по колмыцким и нагайским степям. И тут в Усово появился пограничник, которому было необходимо подобрать из сельских парней, пригодных служить в погранвойсках. Прошедший через горнило войны Иван Сологуб оказался очень кстати. И вон уже пограничник, вскоре – один из лучших в отряде. Его направили на учебу в пограншколу, которую он закончил с отличием. Служил сначала на территории современной Беларуси, затем в Самаре, Вятке.

 

Иван Сологуб с супругой Александрой.

Перипетии судьбы

 С 1927 года жизнь Ивана Сологуба связана с органами военной контрразведки. Казалось бы, преданный родине молодой офицер неуязвим, но не тут-то было. Позже 1937 год назовут годом страха и репрессий. Не миновали эти события и Ивана: кто-то из родной деревни написал на него донос. Сологуба арестовали, допрашивали долго и упорно. Благо, следователи снарядили своего человека на Минщину, где и выяснилось, что офицера просто оклеветали. Ивана Ефимовича отпустили. В 1939 году Иван Сологуб стал начальником Особого отдела 29-й стрелковой дивизии.

– Перед самой войной папу передут в Западную Беларусь, в Слоним, а потом перебросят в Брест, – рассказал сын Анатолий Иванович. – Мы с мамой и сестрами останемся в Слониме и будем ждать переезда. 22 июня отец должен был приехать за нами. Не случилось…

Дорогами потерь

Семья военного контрразведчика самостоятельно эвакуировалась на восток. Маленького сына Толю и вовсе потеряли под Слуцком во время бомбежки, но потом мальчик нашелся. Семья приняла решение идти в родную деревню на Копыльщине, там Сологубы и пережили всю войну.

Положение Ивана Ильича оказалось сложнее. На фронте он встретил бывшего сослуживца, который рассказал о бомбежке под Слуцком и с уверенностью заявил, что собственными глазами видел Александру Петровну и кого-то из детей убитыми. И только в 1944 году, после освобождения Белоруссии, написал в Усово теще. Ему ответила средняя дочь Лида: «Папа, мы живы!».

Иван Ефимович со внуком Сергеем – сыном Анатолия Ивановича.

– Уже в первый день войны отцу вместе с частями своей 42-й дивизии придется отступать, он попадет в окружение, из которого удастся вырваться, – поделился воспоминаниями отца сын Анатолий.  – Дальше будет служить на Центральном, Брянском фронтах, где возглавлял Особый отдел. Разумеется, принимал участие в боевых операциях, был неоднократно ранен. И хоть сам он не любил хвастаться, но, понимаю, что воевал смело, не зря ведь награжден орденами Ленина, Красного Знамени и Красной Звезды, а также медалями. В том числе, и «За боевые заслуги». Демобилизовался отец в 1949 году. Местом жительства выбрали город Барановичи, где отец работал в спецсвязи, был фельдъегерем. Умер в 1978 году. Похоронен в своей родной деревне.

На скрытом фронте

Что касается контрразведывательной деятельности, то во время войны ее участникам приходилось нелегко – на их плечах помимо открытой войны, лежал еще и скрытый фронт, на котором активничали немецкие шпионы и диверсанты. По словам полковника КГБ в отставке, автора 8 книг Алексея Кривошеина, его коллегам приходилось вылавливать диверсантов, рушить массовые диверсионные операции.

– Диверсионной деятельностью немцы занимались серьезно, – подчеркнул Алексей Захарович. – В начале 1942 года они создали специальный орган «Цеппелин», задачей которого был заброс агентуры в прифронтовую полосу и в глубокий тыл. Но и наши не дремали. Оперативными сотрудниками НКГБ Белорусской СССР в годы войны были выявлены 22 разведывательно-диверсионные школы «Абвера», 36 резидентур и более 6,5 тысячи агентов немецкой разведки.

В каких из операций тайной войны участвовал полковник Сологуб, неизвестно. Ясно одно – стараниями таких, как Иван Ефимович, и была выиграна эта жестокая, бесчеловечная война.

Галина СТРОЦКАЯ

Фото из архива семьи СОЛОГУБ